Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2017

№ 4, 2017

№ 3, 2017
№ 2, 2017

№ 1, 2017

№ 12, 2016
№ 11, 2016

№ 10, 2016

№ 9, 2016
№ 8, 2016

№ 7, 2016

№ 6, 2016

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 
 


НАБЛЮДАТЕЛЬ

знакомый журнал



Тихо: идет урок медленного чтения

Филологический класс. Научно-методический журнал. — Екатеринбург: Уральский государственный педагогический университет, 1996–2017.


Мы то и дело беспокоимся о судьбе периодических изданий — то одно притесняют, то другое уходит от нас. В 2014 году ученые увидели, видимо, последний (или все же крайний?) выпуск «Вестника гуманитарной науки». На днях приостановился выпуск журнала «Литературная учеба».

Что говорить о научных и литературных журналах, когда прошлым летом Россия рассталась с брендовой и столь известной старшему поколению «Работницей» и почти утратила линейку детских периодических изданий. Известные ранее журналы стали безвестными. Помню, как в 2009 году я искала журнал «Мурзилка» в большом офисном здании, и люди, даже в коридорах этого дома, где он бытует, сначала улыбались, а потом удивленно отвечали мне вопросом: «А он еще не закрылся?». В телефонном соцопросе при ответе на вопрос милой звонящей девочки: «Какие журналы вы читаете?» — я недавно, не поведя бровью, ответила: «Много журналов. Вот, например, «Знамя», «Воздух», «Вестник РГГУ». На том конце провода замолчали и выдохнули: «Таких журналов в нашем списке нет». И тут же робко переспросили: «Вестник чего?». «РГГУ» — отрапортовала я. Девушка подумала, что сказать, и наконец спросила: «Могу я предложить вам на выбор несколько более известных журналов?» Испугавшись, что на меня посыплется «Лиза», «Космополитен», я сказала: «Ах, да, моя пятилетняя дочь — подписчица журнала «Волшебницы Винкс»!». «Вот! — обрадовалась девочка. — Хоть кто-то в вашей семье читает журналы».

Научные журналы сегодня либо теряют тираж, либо из бумажных становятся электронными, либо вообще закрываются. Но чаще они остаются без финансирования и выживают благодаря работе энтузиастов и оплате авторами своих публикаций. Но какой маститый ученый будет платить за свою статью? Разве только с целью поддержать издание. Однако исследователи не меценаты, они сами зачастую нуждаются в поддержке.

Читатель научного журнала — специалист. Но все ли специалисты сегодня обращаются к научным периодическим изданиям, даже притом что они доступны в Интернете? Популяризация научного журнала — одна из важнейших задач критики, как это ни пафосно звучит. Пусть больше людей узнает об этом вымирающем виде чтения.

Как себя чувствуют нестоличные научные журналы? В Сибири, на Урале, на Алтае… Урал — земля с высоким культурным слоем, здесь бытуют крупные эссеисты (Николай Болдырев), поэты (Виталий Кальпиди), ученые (Олег Зырянов). Под лучами такого контекста изданиям должно быть вольготно.

Журнал «Филологический класс» (Екатеринбург) ставит перед собой задачу, решение которой ценно для школьников, родителей, учителей, ученых — сблизить серьезную академическую науку с практикой школьного преподавания русского языка и литературы. Именно так задумал издание его инициатор, известный литературовед Наум Лазаревич Лейдерман. В журнале одиннадцать рубрик, три из которых посвящены школьному преподаванию: «Педагогические технологии», «Готовимся к уроку», «Идет урок». Журнал рассчитан на специалистов-филологов, преподавателей русского языка и литературы в вузе и в школе, студентов и аспирантов, в том числе изучающих русский язык как иностранный. Главным редактором является Нина Хрящева, в ее команде — Нина Барковская, Марк Липовецкий, Елена Подшивалова, Павел Лекант и другие профессионалы.

Первый номер «Филологического класса» вышел в 1996 году с подзаголовком «Региональный методический журнал учителей-словесников Урала». В обращении к читателю Наум Лазаревич написал: «Наш журнал стремится стать своеобразным «классом» — школой профессионалов и для профессионалов. В методическом плане приоритетным для него является формирование единой системы гуманитарного образования». Сейчас у журнала другой подзаголовок — «научно-методический журнал». В ноябре 2016 года стал «ваковским» (Президиумом ВАК был утвержден в качестве рецензируемого издания), имеет высокий рейтинг РИНЦ (Российский индекс научного цитирования) в ряду с «Литературой в школе» и другими известными изданиями.

Журнал был задуман как региональное издание для учителей-словесников, но давно перерос «уральские» рамки. Здесь публиковали свои статьи Н. Лейдерман, М. Липовецкий, И. Кукулин, Н. Барковская, В. Тюпа, Н. Тамарченко, Е. Капинос, Е. Подшивалова, а также ученые из дальнего и ближнего зарубежья. Школьный учитель в «Филологиче­ском классе» попадает в звездный контекст, и, заранее зная об этом, завышает свою планку. Он может обсудить на страницах журнала свои педагогические находки и рассчитывать на отклик крупных теоретиков и историков литературы.

Родители нередко озабочены громоздкостью, неподъемностью, усложненностью школьных и даже дошкольных заданий. Пятилетнюю девочку научили в детском саду, что слово «тапка» только женского рода, и она с дотошностью поправляет у всех орфо­эпию. Одна мама школьницы сетует, что ребенку по английскому в третьем классе задали притяжательный падеж, а слова «падеж» дочка еще не знает, да и в русском языке такого падежа нет. Другая мама мечется, не понимая значения слова «морфема», встретившегося в учебнике сына.

Но это лишь одна беда — преждевременность сложных знаний или нюансов. Другая — обучение под копирку, по трафарету. Учительница обращается к маме: «Нельзя ли сделать так, чтобы рисунки вашего сына были более реалистичными?», а мама только было собралась сфотографировать разложенные перед нею работы ее юного Кандинского. Стремление к стандарту начинается с детского сада, как тут не вспомнить строки из стихотворения Александра Еременко:


       Все это называлось «детский сад»,
                а сверху походило на лекало.
                Одна большая няня отсекала
                все то, что в детях лезло наугад.


«Сдаст ли мой неординарный ребенок ЕГЭ?» — этот вопрос волнует родителей одаренных детей, и многие из них не возражают против шаблонов.

«Филологический класс» нацелен на исправление, выравнивание крена между вузовской наукой и школьным образованием и вносит новизну в методику преподавания. Учитель-словесник, постоянный читатель этого журнала, от лекала откажется. Вот статья Т.А. Ложковой «Урок «самостоянья человека»: диалектика характера и обстоятельств в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин», которая подсказывает учителю, как растить личность в процессе чтения пушкинского шедевра, усматривать метафизику душевного роста в сопротивлении среде. Ничего резко экспериментального и авангард­ного автор, известный ученый школы Лейдермана, не предлагает, но прочтение известного произведения в ее работе обновлено. А В.Н. Капленко в своей работе «Онегин и компьютер: возможности табличного редактора при изучении литературы» как подспорье учителю предлагает наглядный и статистический приемы работы с романом Пушкина.

Рубрика «Рецензии» не пропускает интересные методические новинки. Рецензент из Беларуси У.Ю. Верина обращает свое внимание на учебник В. Ляшук «Литературоведение для словацких русистов», в основе которого диалог — коммуникаций, культур, поколений, голосов писателей, ученых. Рецензия замыкает в кольцо восприятие номера, открывающегося материалами о Пушкинском фестивале в Словакии. Среди статей о фестивале немалая доля интерактивных, что видно уже по названиям: Димитров Л. О чем (не) писал Пушкин в «Борисе Годунове».

Лингвисты обращают школьника к игре как истоку творчества, например, в работе Е.С. Квашниной «Использование приема ассоциаций на уроках русского языка при изучении словарных слов». Языку, его метаморфозам и саморазвитию посвящен ряд заметных работ в журнале.

Не только педагогические рубрики, но и разделы «Перечитывая классику» и «Медленное чтение» фокусируют внимание на тексте, сужают и бесконечно расширяют зрение читателя, показывая, что произведение не конструкция, а живой организм, гармоничная система. В своей работе «Практикум по медленному чтению в современной школе» Н.В. Налегач говорит об опыте внеклассного чтения, активизации интереса школьников к книге с помощью таких ментальных инструментов, как жанр и сюжет.

Как воспринимает читатель из Тайваня повесть Б. Васильева «А зори здесь тихие» (статья М.А. Литовской в рубрике «С рабочего стола ученого»)? О чем писала Шарлотта Бронте в письмах к Эже, какова современная детская литература в России, в чем особенности малой прозы Н. Асеева? Нет, «Филологический класс» не всеядное издание. Но оптика его многогранна.

Что можно пожелать состоявшемуся журналу? Конечно, прекрасных авторов. Вдумчивых читателей. Но и питания, стабильного финансирования. Пусть гармонично вращаются в орбите «Филологического класса» автор, читатель, меценат.


Елена Зейферт



  info@znamlit.ru