Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2018

№ 8, 2018

№ 7, 2018
№ 6, 2018

№ 5, 2018

№ 4, 2018
№ 3, 2018

№ 2, 2018

№ 1, 2018
№ 12, 2017

№ 11, 2017

№ 10, 2017

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Максим Амелин

Ереванский триптих

МОЯ АРМЕНИЯ

 

Об авторе | Максим Альбертович Амелин — поэт, переводчик, издатель. Родился в 1970 году в Курске. Главный редактор издательства О.Г.И. Автор трех книг стихотворений и книги переводов Катулла. Лауреат премии Александра Солженицына. Предыдущая публикация в «Знамени» № 6, 2013. Живет в Москве.

 

 

 

Анаит Татевосян

 

1. Ода воскресному «Вернисажу»

 

Как же, залётные! (только из Грузии

можно ещё и заехать)

вам повезло

 

здесь оказаться, где стойки да столики,

расположившись рядами

плотно впритык,

 

по ширине всё пространство бульварное

заполонили собою

и по длине, —

 

двигайтесь медленно! — вот на серебряных

серьгах, подвесках и кольцах

перволюдей

 

чернью рисунки наскальные вдавлены, —

вот семенами наружу

алый гранат

 

и синеватая гроздь виноградная

из глазированной глины

наперебой

 

о небывалом вопят плодородии

тутошнем, — вот небольшие

тонкой резьбы

 

камни крестовые и алфавитные,

буквы на коих Маштоца

вещие, — вот

эчмиадзинские церкви из дерева,

храмы Ани и Звартноца,

словно века

 

их на бегу беспощадном не тронули, —

вот цельношитые куклы

с важностью лиц,

 

парные, каждая мелочь продумана

брачной одежды лоскутной, —

вот на коврах

 

вытканы на белоснежновершинную

гору манящие виды,

а на других —

 

озера гладь голубая Севанского, —

вот звонкогласых орудий

праздничный сбор:

 

короткоствольных дудуков и дырчатых,

дхолов, обтянутых кожей,

и кяманчей,

 

нетерпеливо за ними пришествия

нового будто бы ждущих

Саят-Новы, —

 

вот хладнокровного пышность оружия

(мне глубоко безразличен

сей арсенал),

 

вот мундштуки (к ним питаю особую

страсть по курцовской привычке,

лучших нигде

 

для каждодневного употребления

краше, прочней и удобней

не покупал), —

 

сплав современности с древностью, выдумкой

изобретательно слитый,

весь не воспеть:

 

нет, это вовсе не рынок, а выставка

произведений искусства,

гимн мастерству!

 

 

2. Изваяние церкви Сурб Аствацацин
в Музее истории Еревана

 

Когда переживший многие потрясения
Богородичный храм 700-летний
собирались разрушить в 36-м,

его цельнокаменное подобие,
в глубине обнаруженное случайно,
из-под основания извлекли.

 

Древнеармянские зодчие позаботились,
зарывая в землю перед закладкой
каждой будущей церкви зерно,
что взойдёт, распустится и возвысится,
дабы, случись неладное, можно было
снова его посеять — и прорастёт.

 

 

3. Недоступная близость

 

Сколь завиден и сколь обиден
ереванцев удел: с какой
был бы Ноя причал не виден,
нет здесь точки, — только рукой
потянись — и можно потрогать.

 

Но нельзя, как запретный плод,
укусить Арарата локоть:
видит око да зуб неймёт.

 

Так на деву, от страсти млея,
смотрит юноша, весь — огонь,
но ни губы, ни грудь, ни шея,
ни межножьепопробуй тронь —
недоступны ему до свадьбы.

 

Я и сам лишь мечтой лечу
к величавому — вот достать бы
да похлопать бы по плечу.

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru