Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2019

№ 8, 2019

№ 7, 2019
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Грант Алексанян

Я люблю жизнерадостный абрикосовый…

Об авторе | Грант Алексанян — поэт, переводчик, публицист. Родился в 1961 году в Арцахе. Получил высшее техническое образование в Ереване. Кандидат филологических наук. Автор пятнадцати поэтических и одной научной книги. Его произведения в переводе опубликованы на русском, английском, персидском, боснийском, македонском, французском, немецком, украинском, китайском, румынском, польском, болгарском и испанском языках. Алексанян осуществил объемные переводы современной мировой поэзии, он известен многочисленными эссе и публицистическими статьями. Лауреат премии Союза писателей Армении имени Д. Варужана. Главный редактор литературно-переводческого журнала «Гехarm». В настоящее время живет в Степанакерте.

 

 

 

Чёрный зной = чёрный холод

 

Между чёрным зноем и чёрным холодом
ветер чертит знак равенства —
всегда видно, как они
трансформируются один в другой.
А ветер смертельно боится чёрного,
и звезда смертельно бледнеет от чёрного,
и горная цепь, бабочка, душа
Н
а слове «чёрный» спотыкается и новоиспечённая эпоха,
которая ещё неопытна, и ей кажется —
она может пройти по извилистым тоннелям тьмы.

…Я инстинктивно люблю жизнерадостный абрикосовый —
абрикосовый зной, абрикосовый холод,
и между ними ставящий знак равенства —
это я — бренный, уходящий вдаль.
Чёрный ничто рядом с абрикосовым,
поскольку так и не научился свои тёмные
хмурости втягивать обратно в ярких сферах
или просто — во имя братства…

 

 

Список жертв

 

Ищешь тайком —
на какой странице напечатано твоё имя;

листаешь вперёд и назад, вправо и влево, вверх,
вниз направляешь свой взгляд, но
глаза неявно постоянно устремлены на Список жертв, который
как прозрачных-невидимых страниц набор
подрагивает-проходит сквозь воды, землю, эфир,
и тебе кажется —
это единственная достоверная информация,
это окончательный приговор.

И задумываешься с сизифовым усилием,
каким парафразом веры

можно изменить Список жертв,

чтобы имя твоё не сверкало там —

словно отсутствующим поражённое несуществующее…

Но оно будет вписано в какой-то новый список —

Возможно, более ужасающий.

 

 

Всеобщие сыновья

 

Однажды опустеет бурлящая земля,
солнце превратится в гигантский ледяной шар,
вместе со всеми животными сгинут бабочки, пчёлы, змеи и соколы,
лишь немногочисленные звёзды будут сиять на небе,
будет темно и холодно
(как в дни войны и анархии),
окаменеет тишина
(как случается в ограбленной гробнице);
но из-под земли или из лона тьмы
выйдут усердные всеобщие сыновья —
с кипящей кровью, с жаждущими глазами —
лихорадочно будут искать оставленные сокровища,
сплотятся в группы, полки, заключат союзы,
будут сражаться друг с другом, захотят большего —
и вновь оживёт мёртвая Земля,
новые ростки и существа поднимутся
из пустого сердца Земли,
и гвалт сыновей вновь воцарится в сердце бесконечности…

Тогда начнётся запустение новое.

 

 

Ad infinitum*

 

Слово исчезает и вновь появляется
в дыхании какого-то другого времени
и в каком-то другом месте —
с той же привлекательностью и теми же акцентами,
если даже сгорело в немоте
или было истерзано яростными языками.
Увы, ты опять тот же непосвящённый —
тебе неизвестны достоверные сведения

об этом времени и этом месте,

где Слово по сиянию нашло бы и тебя.
Слово
подобно пространству и времени тянется бесконечно —

распространяя жизни свежие формы…

Но всё это я должен был сказать по поводу любви —
схожесть пленительна исключительно —
и Слово, подобно любви,
от бессердечия беснуется и
всякого побуждает — найти удалившихся ангелов…

 

Перевод Анаит Татевосян

 

 

С. 25

* Ad infinitum (лат.) — до бесконечности, без конца.

 

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru