Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2019

№ 8, 2019

№ 7, 2019
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Эмма Огольцова

Воздушные потоки

Об авторе | Эмма Огольцова родилась 16 мая 1995. Студентка 3 курса филфака университета имени Месропа Маштоца (Степанакерт). Начала писать стихи в 13 лет, в 2013 стала лауреатом международного литературного конкурса — «Мир без войны». В том же году участвовала в Литературном фестивале молодых писателей Армении, в Цахкадзоре (Фонд СЭИП, семинар журнала «Знамя»). Уже 2 года состоит в арт-студии «Бродячая собака», занимающейся постановками поэтических спектаклей. Публикации: местное издание «Новые писатели» — 2014 год, университетский журнал «Месроп Маштоц» — 2013 год, газета «Нахичевань-на-Дону» — 2012 год. Живёт в городе Степанакерте, Нагорно-Карабахская республика (Арцах).

 

* * *

Холодный ветер дует с силой
И
кружит листья по земле,
И говорит нам, как Сивилла,
О наступающей зиме.

 

И блекнет день, не греет солнце,
Но ночью ярче и светлей —
Через холодное оконце
Нам светят тысячи огней.

 

 

* * *

Летит по небу паучок
Н
а тонких нитях паутины.
И поднимает ветерок
Его на самые вершины.
Летит по небу чёрной точкой
Н
а пару с выцветшим буклетом
В ту пору солнечных денёчков,
Что называют бабьим летом.

 

 

* * *

Мигает лампа жёлтым глазом
И
всё задумчиво глядит,
Как ёмкость жарится над газом,
А рядом мужичок сидит.
Змеятся трубы вертикально,
Мужик тот записи ведёт.
И так бывает, что внезапно
К
ак будто сам себе кивнёт.

Мигает лампа жёлтым глазом,
И что-то капает в баллон.
Клубится пар над синим газом,
То батя гонит самогон.

 

 

* * *

Почти потухшая свеча
Д
рожит в подсвечнике стеклянном,
И кот мурлычет где-то рядом,
Чуть ниже уровня плеча.

И света нет, не греет печка,
Да раздражают чуткий слух
Часы. Фитиль совсем потух —
Была последней эта свечка.

 

 

Бессонница

 

Бывает так, лежишь ты поздно ночью
В
своей постели. Смотришь в потолок,
А в голове неясных дум поток.
И думаешь проверить свою почту,
Вдруг кто-то написал хоть пару строк?

 

Но лень вставать, идти, включать компьютер.
Ты достаёшь из-под подушки телефон,
(Зачем-то смотришь на часы, затем на фон),
Включаешь свой, давно забытый, «шутер»
В надежде, что хоть он нагонит сон.

 

Но по закону подлости вселенской
П
роходит два часа, а может, три,
А толку нет от этой простенькой игры.
Хоть вой, хоть удавись рыбацкой леской,
Бессонницей тупой страдаешь ты.

 

Просматриваешь вызовы, контакты.
Кому звонить в настолько поздний час?
Друзья пошлют к чертям. Ну просто класс!
А одиночество выкладывает факты:
Друзей-то нет, накрыл их медный таз.

 

А там, глядишь, и утро наступает.
Встаёшь, идёшь на кухню. Будто зомби
Н
а кафеле считаешь каждый ромбик.
Неторопливо кофе попивая,
Зачем-то перелистываешь сонник.

 

И снова день, заполненный работой.
Вот только в сон как будто клонит чуть,
Да нестерпимо снова ноет грудь.
И в голове раз эдак уже в сотый:
«Ну хоть сегодня я смогу уснуть?!»

 

 

* * *

Я персонаж из собранных страничек,
Страничек, вырванных из самых разных книг.
Собрание описанных привычек
Героев главных. Но по сути я безлик.
Таких, как я, вокруг, увы, не так уж мало,
Мы ходим рядом, мы копируем других.
Да так, что аж самих себя нам узнавать сложнее стало,
Так что уж говорить об остальных — слепых.

 

 

* * *

Так тихо в этом городе пустынном,
Лишь дворники снуют, шурша метлой,
И кот хромой спешит к себе домой,
А новый день, рождаясь, стал рутинным.
И в предрассветных сумерках газет
Безликие страницы под ногами
М
ешаются. И в чёрно-белой гамме
В
друг расцветает красочный рассвет.

 

 

* * *

В зеркальных лужах отраженье
Плывущих в небе серых туч.
Там солнце терпит пораженье,
И пораженье терпит луч.

Туман, с холмов и с гор спускаясь,
Всё поглощает на пути,
Лишь в двух шагах он, расступаясь,
Даёт понять, куда идти.

И снег, и дождь, смешавшись вместе,
Осядут на застывших лужах.
И из динамиков нам вести
О
бъявят: «Завтра будет хуже!».

 

 

* * *

Хотела б я летать, как эта птица:
Взлетать всё выше, падать камнем вниз,
Не видеть опостылевшие лица,
А ощущать всей грудью лёгкий бриз.

Хотела б я парить под небесами,
Изведать всё, достигнуть всех высот:
И тех, что люди напридумывали сами,
И тех, что в синеве скрывает свод.

Не зная горя, радуясь свободе,
Изведав мир и вдоль, и поперёк,
Задумываясь лишь о непогоде,
Я б прожила отпущенный мне срок.

Увы, но недоступна мне свобода,
Воздушные потоки, лёгкий бриз.
Увы, принадлежу другому роду,
Чей взор всегда опущен строго вниз.

 

 

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru