Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2019

№ 8, 2019

№ 7, 2019
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Станислав Секретов

Русская жизнь, или По дороге в никуда

Ксения Драгунская. Секрет русского камамбера. — М.: АСТ, 2015

 

Образы родителей, старшего брата и старых друзей, раздумья о детстве, переживания о будущем родной страны, многоцветье оттенков русской жизни — ключевые скрепы, прочно связавшие в книгу тридцать с лишним рассказов и пьес Ксении Драгунской.

Три цикла новелл обрамлены выбивающимися из общего контекста произведениями. Рассказ «Мичиган и Кадосно», с которого книга начинается, — шутливые признания опытного драматурга, а еще «совет молодому сочинителю пьес, он же интервью, он же мнение, он же честное слово». Настоящий драматург точно знает, чем похожи театр и самолет, куда ведет 48-й маршрут троллейбуса и как слить Мичиган и Кадосно в одно озеро. Эта новелла — аналог предисловия, интродукции: автор будто выглядывает из-за кулис и, подмигивая зрителю, просит строго не судить.

Венчает же сборник пьеса «Секрет русского камамбера утрачен навсегда-навсегда», созданная Драгунской почти двадцать лет назад. Включение в новую книгу «комедии со странностями» середины девяностых выглядит вполне оправданным и логичным жестом: она обобщает все рассказы, становясь нетривиальным заключением. «Герои пьесы молоды, хороши собой, здоровы, богаты, но страшно страдают» — в той или иной степени эти слова подходят к большинству персонажей книги.

Впрочем, «страдание» — слишком сильное слово. Герои цикла «Ирга», скорее, не страдают, а с грустной улыбкой провожают ушедшие годы, колеся по дорогам России-матушки и постоянно поворачивая не туда, все не находя нужной развязки. Все персонажи когда-то подавали большие надежды, но своими талантами распорядились не ахти: в основном превратились в обычных людей «крепко за сорок». Анечка схлопотала условный срок, Колька стал «крутым попом», Вовик посадил печень, Гоша остался бобылем, а Леха, забросив поэзию, начал на угоду публике снимать сериальную «ахинею», чтобы умереть на 48-м году жизни и ненадолго стать героем «Яндекс-новостей». Под изменчивый мир можно прогибаться, можно прогибать его под себя — все равно рано или поздно придет «deadline». Пока он не наступил, будем фантазировать и наблюдать за жизнью.

О жизни настоящей русской глубинки — новеллы цикла «Глушь». В качестве эпиграфа к рассказам могло бы подойти знаменитое изречение Виктора Черномырдина «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Героиня рассказа «Восемь с половиной (тыс. руб.)» — добрая деревенская бабушка, пожалевшая и приютившая сиротку Катю. Чтобы удачно пристроить девочку, старушка выдает ее замуж за Диму Глупого, у которого хорошая пенсия — 8500 рублей. Катя, не сумевшая воспротивиться бабушкиной заботе, решает повеситься… Или возьмем персонажа новеллы «Утро ковбойца» — простого парня Валеру, ловко вырезающего дудочки и сочиняющего стихи. Марина — молодой столичный литературовед, — приехав в деревню отдохнуть и услышав его дивные вирши, обещает прославить Валеру в Москве. Председатель же своего работника не отпускает. Тогда ковбоец «наносит ему двадцать шесть ножевых ранений» и уезжает за мечтой. Противопоставляя Москву и Россию, Драгунская поднимает целый комплекс реально существующих в обществе разногласий. Уставшим от постоянных стрессов москвичам хочется на природу, в глушь. Но в глуши они теряются, во всех смыслах этого слова. Деревенские тоже думают о переменах. В новелле «Сказка (для Димы)» и короткой пьесе «В Москву!» начинают звучать фантастические и сатирические ноты. В «Сказке (для Димы)» король маленького островного государства (намек очевиден), узнав о том, что граждане недовольны его правлением, всех распускает и объявляет кастинг нового народа. Митюня — мужик из российской глубинки — тоже решил поучаствовать, правда, в итоге к королю не поехал, а пригласил к себе. «В Москву!» — сценка собеседования «замкадыша», желающего купить железнодорожный билет до столицы, превратившейся в закрытый город для избранных.

Тема усиливается в повести «Ищущая щи» — самом объемном и самом напряженном с психологической точки зрения произведении сборника. Милая романтика провинциальных будней и праздников, забавные элементы театра абсурда и добрые человеческие чудачества, присущие предыдущим рассказам, полностью отпадают. «Ищущая щи» — суровая антиутопия. Действие происходит в конце XXI века, пожилая героиня вспоминает свою жизнь-«зебру». Сперва — черная полоса: непростые годы раннего детства. Затем — почти что рай в семье отца Андрея и матушки Евгении. И снова ад — детский дом, после которого работа на золотошвейной фабрике кажется спасением. В это время и началась война между Москвой и остальной Россией, столица оказалась разрушена, погромщиков начали массово расстреливать, русская деревня исчезла, уступив место суррогатному музею-заповеднику «Страна мечты». И развалилось все без какого бы то ни было внешнего давления. Таким образом, Драгунская заставляет нас задуматься, рисуя страшнейший сценарий возможных событий. Не надо противопоставлять Москву России. Не надо уничтожать деревню и менять старые уклады (к слову, сходное назидание вывел Роман Сенчин в своей недавней книге «Зона затопления»). Не надо расслаивать общество на богатых и бедных, сильных и слабых. «В школе, в детдоме и даже в училище нам говорили, будто весь мир только и делает, что смотрит на Россию, что так было всегда, что Россия — едва ли не самая главная страна в мире, кому образец и друг, а кому — кость в горле. Уже потом, помотавшись по белу свету, я увидела, что простым людям никакого дела нет ни до России, ни до Америки (…). Других забот навалом. Собрать бы хороший урожай, на хлеб бы заработать, поставить детей на ноги…»

В третьем цикле «Ложь во спасение» социальных вызовов намного меньше, а общий подзаголовок, способный объединить вошедшие в цикл рассказы, звучал бы так: «Когда я была маленькая…». Трогательные воспоминания о золотой поре побуждают вспомнить и детские рассказы Виктора Драгунского — отца автора «Секрета русского камамбера», и сборники миниатюр Дениса Драгунского — ее брата. К тому же в новеллах цикла самые близкие родственники становятся второстепенными персонажами. В «Мужском воспитании» Драгунская рассказывает, как старший брат с приятелем в детстве подшучивали над ней: то обещали отдать в Суворовское училище, то давали зарок ежедневно кормить только молочным супом, то учили грубой «солдатской» песне. В новелле «Ложь во спасение» — другая курьезная история: мама однажды попросила дочку соврать ради благого дела, но дочка с ответственным заданием не справилась. В «Цвете морской волны» — ностальгия по дачной жизни: соседские мальчишки подговаривали героиню вместе устраивать разные мелкие пакости, а еще расспрашивали о папе и хвалили его рассказы, не зная, что папа умер, когда Ксении было всего шесть лет.

В цикл вошли не только личные рассказы с наставлениями детям и взрослым — учитесь, мол, на чужих ошибках! Рядом с биографическими историями — новеллы о современных детях, ставящих подчас родителей в тупик своими рассуждениями и действиями. «Время» — рассказ о детском решении взрослых проблем: родители маленькой Саши постоянно говорят, что у них нет времени — умная девочка выпрашивает у гадалки несколько горстей этой неосязаемой субстанции. Бабушка из одноименного рассказа — пример эксцентричной старушки. Притом в ее чудачествах есть рациональное зерно. Так, героиня считала, что учителя питаются шторами. Все правильно, иначе зачем с родителей школьников каждый год собирают деньги на занавески? В новелле много таких вроде бы бытовых, приземленных и в то же время мудрых мыслей о современном образовании: «Вкладывать в ребенка нужно побольше чудесного и приятного, а не трясти у него перед носом учебниками и нотными тетрадками!» Если педагоги и родители не поймут этих простых истин, напоминаемых Ксенией Драгунской, будут повторяться дикие примеры из рассказа «Мечты партизан»: одна девочка провалила ЕГЭ и покончила с собой, другой мальчишка из-за ЕГЭ сошел с ума, третий — пришел в школу с автоматом Калашникова. Теперь играющие в партизан шестиклассники, уже запуганные ужасной аббревиатурой и всем, что за ней стоит, начинают охоту за одним из разработчиков ЕГЭ. Пока еще совсем наивную и смешную. «В этих условиях очень трудно правильно воспитать детей», — делает вывод герой новеллы «Только этим летом». Тоже малость чудаковатый, как и другие персонажи книги.

Русская жизнь складывается из странных противоречий, без которых — скучно. Ксения Драгунская убеждает читателя еще раз обратить на них внимание. «Мы всегда знали, что наша родина — строгая женщина в платке, такой она смотрела на нас с плакатов, знакомых с детства. На плакате, в платке — к такой мы привыкли. Это наша родина, сынок, так мы приговаривали всегда. Но оказалось, что там уже давно тире, а не запятая. Пока нас не было, родина превратилась в озябшего мальчика на дороге в никуда». Чуда не будет — чудить придется самим.

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru