Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 7, 2019

№ 6, 2019

№ 5, 2019
№ 4, 2019

№ 3, 2019

№ 2, 2019
№ 1, 2019

№ 12, 2018

№ 11, 2018
№ 10, 2018

№ 9, 2018

№ 8, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Иван Ким

Я у-чу де-тей в шко-ле глу-хих!

Об авторе | Иван Сергеевич Ким родился в 1988 году в Коломне Московской области

Об авторе | Иван Сергеевич Ким родился в 1988 году в Коломне Московской области. Окончил Московский государственный социально-гуманитарный институт, учитель истории и права. В настоящее время — учитель в школе для глухих детей. Стихи никогда не публиковались. Участник 14-го Форума молодых писателей (Фонд СЭИП) 2014 года, семинар поэзии журнала «Знамя». Живет в Коломне.

 

 

 

* * *

раз уж такая оказия

выдалась

я сейчас

попробую особенно не торопясь

и не думая, как я в этой рифмовке выгляжу

рассказать

откуда есть пошла русь во мне. рассказать,

что мама моя здесь родилась, в коломне, и вслед за ней

при определенном содействии папы родился я,

и, опять же, не в горном хамгене, не где-нибудь около, не знаю, саян*

*(хотя, возможно, и стоило бы), а — вот, в стране саней

санок, розвальней, лыж и дум.

государственных и всех остальных

 

еду

своего детства я помню фотографически хорошо

это было, конечно, чуть лучше, чем послевоенный яичневый порошок,

но в целом — тоже что-то такое итс нот мэйд ин юэсэсар

рис гуманитарный, гречка, оранжевая колбаса

это действительно нужно знать обо мне:

по мне,

 

так

я из всего этого образовался, а мой рахит —

это, в общем, тема достаточно политическая или, ок, около-

политическая

и не имеющая никакой особенной привязки конкретно к коломне

 

малахит

во всей этой истории с питанием в том, что я

геологически русский в плане строения

и если моя фамилия кому-нибудь что-нибудь другое на ухо так тихо и подленько говорит,

то

ну, вы поняли

говорит

обо мне значительно основательней тот момент,

что я не менял школу. я прожил

в семнадцатой школе десять в прожилках

на лбу от стрессов и радостей полных лет

стабильность детства дисциплинирует не только ум

но и походку по жизни в целом. каракорумом

для меня

незадолго до и сразу после ее окончания (школы) был мгу

я честно туда съездил, отдал дань почтения и понял, что не могу

а) сдать экзамен по шолохову на отличн

б) взять себя (за голову) без свидетелей и поличного

в) жить вдали от города, где живу

г) все ответы неправильные.

 

я живу

последнее время мыслью, что все сложилось как нельзя

лучше. облезь я

в своих стремлениях

налысо и страдай

чуть больше чем получилось, или меньше, говори я: дай

господи, пожить получше, пожить подольше, пожить как в сказк, —

господь бы вызвал меня к себе

короче, заканчиваю о себе

 

и начинаю о профессиональном: ЛЮБЛЮ УКАЗКУ

свою. люблю учить

люблю на детях артикуляцию отточить

люблю детей поголовно

в гранит бить головой, но

не так чтоб больно, а чтобы — звёзды

это действительно приятное — хэппи бёздей

перед удовлетворением от выполненной работы

меркнет. что-то такое французское великореволюционное. от мирабо ты

берёшь умение вдохновенно врать

про современное наше государство и современную государеву рать.

от робеспьера — умение отрубить

у ребёнка желание соорудить

у себя в голове бардак из ничего не значащих дат. или даже

внушить сен-жюстом ребёнку, что от продажи

ресурсов мы станем застойной испанией после открытия америки

вознамериться

всё это как можно цельнее изложить

и жить

после этого, как будто я тут ни разу вообще ни при чём

учителя истории — они такие. моё плечо

в своё время оттягивала вниз перевязь от аксу

если кто не знает — это такое складное укороченное убийство. колесу

последних событий в мире, в котором я вместе с учениками своими живу,

было угодно прокатиться мимо, но межевую

отметку на нашем общинном поле: здесь война, а тут, типа, мир

я на уроках стараюсь намеренно затоптать

 

лапта

(игра такая) такая: я поддерживаю (путина?) и, поди пойми

меня, много ещё кого

а на уроках нужно рассказывать про конго,

 

например, как про единую на карте нарисованную страну.

а я-то знаю, что это не так.

 

вину

за то, что приходится давать минимум информации

никогда невозможно переложить на кого-то сверху

я тут, у доски, не только для смеху, я тут, типа, решаю, в какую формацию

 

переходят люди, которые сидят за партами.

ещё не обременённые представлениями о партиях,

 

мажоритарных системах и пропаганде.

они, вон, только что что-то такое вызнали об уганде

 

что есть такая (в африке?), и недолго.

вот и думаешь, что ты по долгу

 

службы должен делать, когда тебя

ставят перед ворохом свеженького исторического тряпья

 

и говорят:

будьте добры, ванюша.

сделайте детям головы, а не рюши

 

с оборочками на мозжечок.

ты сможешь, обязательно сможешь,

ты же всё-таки мужичок.

 

иии,

мне сказали хвалиться: я учу

детей в школе глухих, отнюдь не каучуковое

 

растяжимостью моё сознание

дозволило мне в плане языкознания

 

расшириться только до одного языка — жестового,

и по прошествии

трёх очень неполных лет я иногда даже думаю, как бы сказать: руками.

 

дураками

мы, конечно, когда семафорим

вот этими вот двумя

выглядеть выглядим, и это (внешность), коэшно, важно

но ещё важнее — это та фора,

 

которая у нас перед всеми остальными вот здесь усаженными:

МЫ ДЕТЕЙ УЧИМ НА ДВУХ, ПРЕДСТАВЬТЕ СЕБЕ, ЯЗЫКАХ!

 

аплодисменты, типа, не лишними были бы.

 

музыка

детских рук — это что-то отдельное. моих бетховенов

интересует всё, и хорошее, и плохое, и

в этом — интересоваться плохим — хорошее,

 

извлекать, понимаете, из постелей горошины,

потому что знать — что такие есть.

 

не счесть,

понятно, счастий и сложностей при работе, и от перечисления всех их

вы меня, я так понимаю, с удовольствием уже уволите.

 

что ещё хорошего помимо того, что дети мои совсем даже не молчат и

голову мне часто морочат и

 

да, точно

я пишу стихи, и это ни черта не оригинальное

здесь половина зала может, я не знаю, про ювенальную

 

юстицию песню сложить и спеть

и я понимаю, что время заканчивается, я успеть

 

не успеваю самопоследним похвастаться — вот печаль-то — и

короче: я пишу,

а меня — как вдруг выяснилось —

 

печатают.

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru