Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 7, 2019

№ 6, 2019

№ 5, 2019
№ 4, 2019

№ 3, 2019

№ 2, 2019
№ 1, 2019

№ 12, 2018

№ 11, 2018
№ 10, 2018

№ 9, 2018

№ 8, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Сунь Тин

Отражение философии Даосизма в романе «Лавр»

ФОРУМ

 

Об авторе | Сунь Тин — старший преподаватель Института иностранных языков Сианьского неф-тяного университета в г. Сиань, КНР.

 

Роман «Лавр» Евгения Водолазкина был удостоен престижных литературных премий 2013 года — «Ясная Поляна» и «Большая книга» — и за минувший год переведен уже во многих странах. Успех романа доказывает, что он «затрагивает какой-то важный нерв в современном мироощущении, отзывается на какую-то глубинную потребность» (Евг. Вежлян, «Новый мир», 2013, № 11). Наши современники осваивают космос и Интернет, но нам, как и средневековым людям в «Лавре», предстоит решать те же вечные проблемы: зачем жить и зачем умирать, в чем смысл жизни и что будет после смерти? Ответы на эти вопросы совсем не зависят от технического прогресса и личного успеха (репутации, авторитета и достатка). Евгений Водолазкин создал образ положительно прекрасного человека Арсения, чтобы противопоставить его существующим идолам современности, и выбрал жанр жития. Так возникло современное повествование о судьбе человека, жившего в средневековой Руси. В романе объединены все известные на сегодня сюжетные элементы: вечная любовь, странствие в Иерусалим, легенда о конце света, философское размышление о жизни и смерти, об отсутствии времени, описание разных чудес. В их неповторимом сочетании и заключается причина популярности «Лавра» за границей. Мы имеем право считать, что увлекательный сюжет, совершенная композиция романа, его уникальный стиль привлекают внимание читателей с разными культурными корнями. Прочтя этот роман, читатели соприкоснутся с истинной правдой и с «ежедневной жизнь-жертвой» главного героя Арсения. О своем герое Евгений Водолазкин сказал так: «Я писал о человеке, который способен во имя другого человека отречься от себя» («Новая газета», № 109 от 30.09.2013). Хотя самоотречение Арсения читатели разных стран и культур понимают и толкуют по-разному.

В свете европейских традиционных ценностей (человек, сопоставляющий себя с Богом как с высшим идеалом) «Лавр» может быть прочтен как роман о превращении врача в святого, о достижении вечности в слиянии с Богом. А для китайских читателей это роман о превращении обычного человека в «Шэнжэня» («совершенномудрого») и «Шэньсяна» («посвященного»), о вечности в Дао. Хотя Даосизм рассматривается как одна из религиозных конфессий, большинство китайцев воспринимает и принимает Даосизм как прагматическую философию, поскольку Дао означает «Путь» или «Образ жизни». Его основная идея заключается в том, что Дао — источник всех вещей, творец всего сущего, которое существует во взаимосвязи и взаимозависимости, ибо все возвращается в Дао. Так же, как и все существующее в мире, человек должен следовать естественной сути вещей — Дао как всеобщему Закону. Условием достижения Дао является пребывание в недеянии («у-вэй»). «У-вэй» означает не полное бездействие, а деятельность в русле мировой гармонии и избегание крайностей. Того, кто послушно следует естественному ходу вещей, кому свойственны скромность, бескорыстие, спокойствие, бесстрастность, нежелание вступать в противоборство с кем-либо, называют «совершенномудрым» («Шэнжэнь»). Того, кто живет отшельником, кто сливается с Дао, обладает чудодейственными способностями и относится к своей смерти с равнодушием, называют «посвященным» («Шэньсян»). Итак, смысл и цель жизни заключаются в том, чтобы постигать Дао, следовать Дао и в конечном итоге слиться с ним. Все это проявляется в жизни Арсения. Рассмотрим подробнее его образ и роман «Лавр» в целом через призму концепции Даосизма.

По вине Арсения его любимая девушка Устина гибнет при родах, и он принимает решение отдать ей свою жизнь и прожить жизнь как бы вместо нее. Он совершает от имени возлюбленной добрые дела, всю жизнь ищет способ спасения ее души. Он три раза меняет свое имя: Устин, Амвросий и Лавр. С каждым переименованием меняется и его сюжетная роль в романе: врач-травник, юродивый, пилигрим, отшельник. В ряде превращений скрыт путь духовного развития Арсения: от обычного страстного человека — к совершенномудрому, бескорыстному и бесстрастному и, наконец, к посвященному, обладающему чудодейственными дарами и сливающемуся с естественным Дао.

Чтобы постигать Дао, нужно жить без преднамеренности, следовать принципу «У-вэй». Стремление к богатству и славе закрывает человеку путь к моральному совершенствованию, к духовной свободе. Художественная трактовка «У-вэй» дана в романе по принципу контраста. Боясь, что любимая Устина исчезнет так же внезапно, как пришла, молодой Арсений скрывает ее в доме, не показывая никому. Он отказывается пригласить повитуху для Устины, именно эти его преднамеренность и эгоизм приводят к смерти женщины. После этого голос совести и любовь к Устине, стремление спасти ее душу из ада заставляют Арсения выбрать путь жертвенного служения людям, отказа от мирских соблазнов.

С детства Арсений любил читать о странствиях и битвах Александра Македонского. Но жизненный путь его оказался другим.

Александр Великий всего себя посвятил завоеванию славы и созданию империи, но «его империя распадется в одночасье», как пепел, после его смерти. Арсений провел всю жизнь в самоотречении и всегда убегал от славы, но «слава его была велика. Она заполняла весь обитаемый мир, и он нигде не мог от нее укрыться». Предчувствуя смерть, Арсений заходит в церковь, мысленно завещая: «Когда я покину мое тело, им же согрешил есмь, не церемоньтесь с ним особенно. Привяжите к ногам веревку и тащите его в болотную дебрь на растерзание зверям и гадам». После его смерти это завещание было исполнено архиепископами и епископами. «К одному концу веревки подходит архиепископ Ростовский, Ярославский и Белозерский Иона. К другому концу веревки подходит епископ Пермский и Вологодский Питирим. Они становятся на колени и беззвучно молятся». Такую славу Арсений завоевал не целенаправленно — она сама к нему «пришла», так как Арсений соблюдал принцип «У-вэй» — естественно и спонтанно действовать без преднамеренности. Великий Александр достиг славы сознательными помыслами, и она исчезла с его гибелью. Неудивительно: его деяния не соответствовали всеобщему закону, противоречили естественному ходу вещей и нарушали гармонию в жизни чужих народов. Сильная жажда власти и славы заставила Александра проигнорировать истинный смысл жизни.

Историческая цель предполагает неограниченное применение любых средств и способов, обеспечивающих возможность ее достижения. Это нередко ведет к заговорам, коварству, интригам. Таким образом, человек не может спонтанно и естественно жить, постепенно сам становится средством и орудием достижения своей цели, превращаясь в раба власти, славы и денег. В отличие от своевольной деятельности Великого Александра, в квиетизме Арсения скрывается разум Даосизма. В судьбе Арсения воплощается идея Даосизма: «совершенномудрый, совершая дела, предпочитает недеяние; осуществляя учение, не прибегает к словам; вызывая изменения вещей, [он] не осуществляет их сам; создавая, не обладает [тем, что создано]; приводя в движение, не прилагает к этому усилий; успешно завершая [что-либо], не гордится». В этой мудрости — вечная слава и заслуга Арсения.

Когда Арсений стал бояться смерти, старец Никандр его утешил: «Не бойся смерти, потому что смерть — это не только горечь расставания. Это и радость освобождения». А когда Устина умерла, Никандр уговаривал Арсения отдать свою земную жизнь Устине, поскольку любовь сделала его с Устиной единым целым. С тех пор Арсений стал уверен в том, что «Устина жива, и дитя живо». Они существуют, только иным образом. Все это соответствует Даосским взглядам: смерть и жизнь взаимозависимы, они представляют собой различные формы бытия. Смерть — это конец отдельного человека, после смерти происходит переход жизни отдельного к части вечной вселенной. Человек наконец возвращается в источник всех вещей — Дао. Постигнув суть жизни и смерти, «Арсений, не собирался пребывать в теле вечно», и от этого «сам он не всегда понимал, какое время следует считать настоящим». Если смерть — это часть жизни, она входит в нее, то зачем нужно время, зачем волноваться за нехватку времени, за срок существования в бренном мире?

По учению Даосизма, человек не есть венец творения, он осмысливается как часть целостного вселенского организма. Человек гармонизирует земное и небесное. Поэтому ему надо научиться быть в мире не только с самим собой, но и с окружающим. Когда Арсений был мальчиком, дедушка, мудрец Христофор, ему рассказал, что «птицы, рыбы и звери во многом подобны человекам, — мы учим друг друга», «до потопа люди не ели животных» и животные любили людей. Они жили в ладу. И в тексте этот лад воспроизведен на картине: «старик, мальчик и волк втроем отправляются на поиски трав». При этом легко понять юродство Арсения в Пскове: он отказывается жить в монастыре, а на монастырском кладбище он «имеет себе одр землю, а покров небо», кормит траву у своего «дома» и бродячих собак. Собаки напоминают ему волка из его детства. «Когда они уходили, Арсений кричал им вдогонку слова прощания и просил передать Волку привет».

Человек, обладающий Дао, может познать мир, не выходя со двора. Не выглядывая из окна, он может увидеть естественное Дао. После пострига у Арсения появляется новое имя Лавр. Чтобы найти то место, где бы душа чувствовала покой, Лавр покидает монастырь. В лесу он странствует много дней и наконец находит желанное место. Это пещера. В пещере Лавру «впервые со времени детства <…> было так спокойно. Се покой мой в век века, повторял он про себя и удивлялся глубине своего покоя. Ему казалось, что он слышит источники вод под землей. Дыхание облаков в небесах. В прежней жизни с ним происходило много чего, но так или иначе все происходило на людях». Это соединение с природой, т.е. с естественным Дао, подразумевает, что Арсений осуществил слияние с Дао, усвоив на всю жизнь всеобщий закон.

Итак, в глазах китайских читателей судьба Арсения — это процесс познания и постижения Дао и в конце концов слияния с ним. Проникая в Дао, Арсений отвратил свой взор от того, что рождает желание, подавил свои желания, освободился от страсти и стремления к материальным вещам и таким образом сделал свое сердце пустым и открытым, прожил естественно нелегкую жизнь, а в конце концов приобрел гармонию души и тела, слился с Дао.

Художественный мир, созданный Е. Водолазкиным, предоставляет людям разных стран возможность творческого прочтения. По словам самого Е. Водолазкина: «Верующие и атеисты решают одни и те же проблемы и отвечают на сходные вопросы. О сущности, а значит, о смысле жизни»*. В этом, на наш взгляд, и заключается главная причина популярности «Лавра» в самых разных странах.

 

 

 

 

* <http://www.bigbook.ru/smi/detail.php?ID=17818>



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru