Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018
№ 9, 2018

№ 8, 2018

№ 7, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Полина Поберезкина

Дом на Андреевском спуске

Татьяна Рогозовская. Дом Булгаковых — Турбиных: Непутеводитель по киевскому музею. — Киев: Варто, 2014.

 

Минувшей зимой жители столицы Украины чаще обычного вспоминали «Как по улицам Киева-Вия…» Осипа Мандельштама и «Белую гвардию» Михаила Булгакова. В романе надвигающемуся хаосу противостоит «двухэтажный дом № 13, постройки изумительной». Пережив несколько войн и революций и десятки властей, этот дом на Андреевском спуске отметил свое 125-летие. Последние четверть века в нем работает Литературно-мемориальный музей М. Булгакова, вошедший — по решению московского Форума литературных музеев — в двадцатку лучших в мире.

Это второй «Непутеводитель» Татьяны Рогозовской. Первый был издан в Киеве в 2000 году, и разница очевидна: небольшая книжка с черно-белыми картинками превратилась в полноцветный альбом — с твердой обложкой, мелованной бумагой и вчетверо выросшим числом иллюстраций (более двухсот). Кое-где получилось мелковато, но, думаю, стоит пожертвовать масштабом, чтобы увидеть автографы и портреты писателя, материалы семейного архива, открытки и редкие фотографии Киева, интерьеры музейной экспозиции. Текст тоже увеличился почти вдвое.

Из первой книги в новую перешел — с изменениями и дополнениями — раздел «Экскурсия по экспозиции»: «У музейного порога», «Лестница», «Передняя», «Гостиная», «Медицинский кабинет», «Гостиная. Продолжение», «Комната Елены», «Комната Николки», «Книжная», «Столовая», «Спальня Алексея», «Веранда». Это рассказ, который слышат посетители дома № 13, отправляясь следом за Татьяной Рогозовской в мир «Белой гвардии». Во вступительном слове к «Непутеводителю» директор музея Людмила Губианури объясняет: «Он более чем путеводитель, он — собеседник. Татьяне Рогозовской есть что поведать гостю музея. Она стоит у истоков булгаковедения: от создания экскурсий по местам Булгакова с атрибуцией киевских адресов, архивных поисков, научных открытий до публикаций и выступлений на главных конференциях, форумах, в изданиях, посвященных Михаилу Булгакову. Все перечисленные научные и музейные достоинства автора никоим образом не вступают в конфликт с удивительно доверительной манерой рассказчика».

Экспозиция музея соединила два «мира»: тринадцать лет, прожитых в доме в 1906—1919 годах, и зиму 1918—1919-го, описанную в «Белой гвардии». Биографическую реальность отражают подлинные вещи Булгаковых, литературную — абсолютно белые («здесь еще и снег, и метель, и весеннее цветение каштанов, и само название романа») предметы интерьера, воссозданные по фотографиям. Так что заглавие книги «Дом Булгаковых — Турбиных» предельно точно. Данный принцип выдержан и при выходе повествования за пределы дома — «М. Булгаков и его герои на карте Киева». Адреса Булгаковых и адреса Турбиных перечислены и описаны по отдельности и вместе нанесены на план города примерно столетней давности. Жаль только, что они обозначены одним цветом, а не разными (как на схемах метро, например): стали бы очевиднее и точки пересечения, и принципиальная нетождественность биографического и литературного пространств.

В новой книге Рогозовской появился третий герой, помимо Дома и Мастера: Город. Вероятно, это заслуга не только автора, но и издательства «Варто», специализирующегося на киевоведческой тематике. За несколько лет оно выпустило более двадцати книг и дисков, а также собрало обширный цифровой архив и фотобанк. Читатели «Дома Булгаковых — Турбиных», полагаю, оценят не только захватывающие виды Киева — старого и нового, безвозвратно утраченного и чудом уцелевшего в катастрофах ХХ века. В альбоме опубликованы раритетные фотосвидетельства 1917—1920 годов: многочисленные митинги; снос памятника Столыпину; провозглашение III Универсала Центральной Рады; похороны участников Январского восстания; немецкие войска и оркестр; разрушенные польской армией мосты… И более поздние, 1920-х годов: колокол, сброшенный с Владимирского собора; черный бюст Карла Маркса; марш юных пионеров; молочницы и уличные торговки. Так проиллюстрирован очерк Булгакова «Киев-город», воспроизведенный в книге по-русски и по-украински — в переводе Рогозовской, впервые увидевшем свет в 1987 году. По-украински напечатан еще трехстраничный обзор «Киев Булгаковых, Турбиных и других», а по-английски — краткое изложение «Экскурсии по экспозиции», бывшее и в первом «Непутеводителе», и список нумерованных иллюстраций. Честно говоря, я не поняла, почему в книге подписаны все иллюстрации, а пронумерованы — не все (например, уникальные документы раздела «История Дома Булгаковых — Турбиных»), и почему подписи к ненумерованным можно прочесть только по-русски или только по-украински. Осуществить полноценное многоязычное издание все-таки оказалось сложно, хотя устно музей с подобной задачей справляется: экскурсии проводятся на русском, украинском, польском и английском, а в дни рождения Мастера все желающие читают любимые фрагменты его произведений на разных языках.

Время в книге расчислено по «Биографической хронике жизни и творчества Михаила Булгакова» и «Истории музея М. Булгакова в датах». Хроники не вмещаются в формальные рамки, обозначенные в их заглавиях. В биографию писателя вклинилась история дома, а перечень дат, начинающийся майским днем 1891 года, заканчивается не скорб-ным мартом 1940-го, но присвоением имени Булгакова киевской улице в 1981 году. Так же и «послужной список» музея стремится за пределы Андреевского спуска: экскурсией «Киев в жизни и творчестве М.А. Булгакова», которую тридцать лет назад разработала и проводила Татьяна Рогозовская совместно с Александром Ершовым; общегород-скими акциями; выставками в Германии и Польше; международными научными конференциями. А вернувшись в уютный дворик, читатель узнает о журфиксах, чаепитиях на веранде, клубе библиофилов «В субботу у Бегемота» и увидит бронзовую фигуру Булгакова, присевшего — нога на ногу и скрестив руки — на скамейку подле своего дома.

Альбом посвящен светлой памяти племянницы и крестницы писателя, известного московского лингвиста Елены Земской (1926—2012); ее фото и фрагмент письма-пожелания — в предисловии «От автора». После выхода в 2004 году книги «Михаил Булгаков и его родные: Семейный портрет» Земская решила передать в киевский музей бесценный архив. Это около тысячи единиц хранения — автографы Мастера, переписка членов семьи и друзей, дневники и записные книжки родных, фотографии, книги… Часть материалов была продемонстрирована на выставке новых поступлений, один автограф — надпись на гимназической фотографии 1908 года — опубликован в альбоме (с. 24). Другие, надеюсь, пополнят основную экспозицию и, безусловно, станут источником новых сведений о Булгакове, его семье, доме на Андреевском спуске «и о жизни Города, который так любили все братья и сестры».

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru