Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2019

№ 8, 2019

№ 7, 2019
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Елена Елагина

Балансируя на грани

Владимир Шпаков. Возвращение из Мексики: рассказы, повести, пьесы. — СПб.: Алетейя, 2013.

 

У петербургского прозаика Владимира Шпакова одна за другой вышли две книги: объемный том «Возвращение из Мексики» (рассказы, повести, пьесы) и достаточно скромный в смысле листажа роман «Смешанный brak». Нынешние правила издательских игрищ таковы, что, ежели не издаешь в год по роману, а то и по два, ты никому не интересен. Шпаков, как видим, с этим темпом справляется. Но остановимся мы не на романе, а на книге «Возвращение из Мексики» — своего рода избранном.

Шпаков бывает неровен, что-то удается ему больше, что-то меньше, его конек — малая форма, рассказ. Шпакову как рассказчику, тяготеющему к притче, хорошо удается нарастающее напряжение, которое в фильмах ужасов называется suspence, и поучительный, но без навязчивого назидания финал.

Действие в рассказах Шпакова развивается стремительно. Быстрый старт в каждом тексте, никакого вялого топтания на месте и неспешной экспозиции. Action, action! Но это не действие ради действия, не беготня со стрельбой и гимнастическими трюками, это совершенно необходимая, чтобы не сказать вынужденная, скорость в развитии сюжета. При этом текст внятен, никакой скороговорки и проборматывания, никаких смысловых лакун и смазанных мест. Графика сюжета точна, а фраза соразмерна скорости нарратива. Герои узнаваемы, но не читаемы от и до при первом же взгляде, Шпаков умеет сделать их непрозрачными и малопредсказуемыми. За ними, равно как и за предложенными для них ситуациями, интересно наблюдать: как герой себя проявит в неординарных обстоятельствах, чем все это разрешится, каков будет финал. При этом Шпаков остро чувствует пульс времени. География действия книги широка — от абсолютно европейских Парижа и Бельгии до российской деревушки, затерянной в таких региональных дебрях, что и названия их стерты.

Место и время действия — современность, все детали соблюдены, все опознавательные знаки расставлены в нужных местах, всего довольно и ничего лишнего. Вот «европейский» рассказ «Strike», где вроде бы ничего особенного и не произошло: ну, пошатались праздные русские по бельгийским улицам, ну, курнули запретной травки, ну, попытались снять проститутку… Отчего же нам так хорошо помнятся покадрово все эпизоды? Да просто проза хорошая.

Главное и несомненное достоинство этой книги в том, что ее интересно читать. А это не столь часто приключается с современной прозой, дистанцирующейся от коммерческого чтива и претендующей на интеллектуальность. Чтение интеллектуальной прозы — занятие специфическое, не всякому и под силу. О ней с академической значительностью можно много рассуждать, по ее поводу можно писать исследования и защищать диссертации, но осилить эти тексты зачастую могут только профессионалы.

Критики, писавшие о Шпакове, относят его к мистическим реалистам. Да, грань между поту- — и посюсторонним у него зыбка и малоуловима. Погибшие и умершие герои в его прозе не осознают свою окончательную отделенность от привычного мира, они с изумлением взирают на свои сломанную шею и вывернутые конечности, с которыми люди вроде бы уже не живут; но при этом продолжают осознавать реальность («Царская охота») или прогуливаться среди живых (рассказ «Экскурсия»). А вечные силы добра и зла запросто спорят между собой в тесном питерском дворике о том, кто вскорости завладеет очередной свободной душой («Райский сад»). Если бы я имела отношение к кинопроизводству, с уверенностью и, может быть, даже с назойливой настойчивостью рекомендовала бы перечисленные вещи к экранизации, столь они зримы и, как кажется, легко переводимы на язык кино без ущерба для авторского замысла.

Сугубо реалистические рассказы Владимира Шпакова не менее увлекательны и убедительны — это рассказы «Ева рожает», «Маятник Фуко». Повесть «Возвращение из Мексики» переносит нас в не то уже далекие, не то еще недавние девяностые, а повесть «Сероводород» позволяет прикоснуться к сегодняшнему миру деловых людей. А кто они — политики, бизнесмены или бандиты — не так уж и важно: одно перетекает в другое, и все между собой накрепко повязаны большими деньгами, коррупцией и криминалом.

Драматургия в книге тоже интересная. Население пьесы «Бумажный корабль» не-однозначностью происходящего заставляет вспомнить знаменитый телесериал «Lost». Что за корабль? Куда он плывет? Кто его пассажиры? Живы они, мертвы или, может быть, в коме? И что их всех ждет по мере приближения к водопаду? И что такое этот водопад? Не аналог ли это кастанедовского орла, мимо которого редко кому удается пройти невредимым? Эту бы пьесу да в руки хорошему режиссеру. И необязательно театральному, ведь два слова из киноарсенала — suspence и action — уже прозвучали, стоит добавить еще парочку: мистический триллер.

Прозаик, почувствовавший вкус к писанию пьес, — не редкость. Тем не менее всегда любопытно, как он проявится в соседнем пространстве, замешанном на условностях театрального действа. Ведь пьесу, даже если ее интересно читать, все-таки хочется видеть в органичной для нее среде — на сцене. Насколько известно, пьесы Шпакова пока не познали подмостков и сиюминутного отклика публики.

Владимир Шпаков последовательно и упорно продолжает исследовать одну из самых глубинных экзистенциальных проблем. По сути, эта книга — исследование перехода человека от жизни и времени к состоянию после жизни и после времени — вечности. Для этого перехода у Владимира Шпакова припасен целый арсенал художественных средств, главным из которых становится абсолютно реальная ситуация, в которую может попасть любой из нас, на глазах трансформирующаяся в нечто совершенно нереальное. Вопрос, почему данная проблематика становится все актуальнее в искусстве и литературе, несомненно, требует отдельных культурологических и социологических исследований.

 

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru