Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2018

№ 4, 2018

№ 3, 2018
№ 2, 2018

№ 1, 2018

№ 12, 2017
№ 11, 2017

№ 10, 2017

№ 9, 2017
№ 8, 2017

№ 7, 2017

№ 6, 2017

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


А.ч.

Город

Город. Журнал тольяттинской писательской организации. (Тольятти).

Журнал “Город” выходит в свет уже одиннадцать лет. В 2010 году он отметил свое десятилетие. По этому случаю была выпущена антология, включающая в себя лучшие публикации за десять лет. Просмотрев содержание антологии, читатель, имеющий представление о современной русской литературе, гарантированно встретит несколько знакомых имен, громких и не очень: это и известные драматурги — лидер тольяттинской школы драматургии покойный Вадим Леванов (входивший в редакционную коллегию журнала) и его ученики Вячеслав Дурненков, Михаил Дурненков и Юрий Клавдиев (представленные в антологии почему-то не пьесами, а прозой и критикой); в поэтической части имеется подборка поэта и перформера Андрея Стеценко (более известного под псевдонимом Айвенго); среди гостей журнала — Борис Евсеев, Юрий Кублановский, Юрий Кузнецов.

В 31-м номере журнала, которому и посвящен этот обзор, авторов, известных за пределами Тольятти и Самарской области, конечно, гораздо меньше, но они есть. Впрочем, обо всем по порядку.

Чтобы в первом приближении представить себе журнал, взглянем на его название. На обложке слово “ГОРОД” и мельче — “Ставрополь-на-Волге” и “Тольятти”. Официально журнал так и называется — “Ставрополь-на-Волге — ГОРОД — Тольятти”. В таком порядке трехчастное название выстраивает некие не вполне ясные отношения между входящими в него элементами. На странице с содержанием даются еще некоторые уточнения: во-первых, появляется приписка “Журнал тольяттинской писательской организации” (имеется в виду — Союза российских писателей), и в стороне еще одна — “Городской литературный журнал”. Какое из этих уточнений считать приоритетным — неизвестно.

Теперь обратим внимание на структуру. Помимо традиционных для литературных журналов разделов под прозу, поэзию и драматургию имеются рубрики “Гость “Города””, “Книга в журнале”, “Книжная полка писателя” и “Книжная лавка писателя”. Традиционные разделы в содержании выделены в отдельные рубрики, но в теле номера даны вперемежку, остальные рубрики — монолитными блоками. В конце номера дана краткая справка об авторах, из которой, скажем, неясно, в каком году тот или иной автор родился — читателю остается развлекать себя гаданием.

Будем следовать содержанию — перейдем к прозе. Номер открывают главы из повести Татьяны Гоголевич “Средняя Азия”. “Повесть” представляет собой скорее путевые заметки, травелог, не слишком увлекательный, но местами обаятельный и познавательный, вполне подходящий для провинциального чтения в средней полосе России. Имеется блок “женской прозы” — рассказы Надежды Бикуловой и Натальи Сафроновой и члена редакционной коллегии журнала Марины Шляпиной. Рассказы ничем особенно не примечательны, повествуют “о жизни” и рассчитаны на “выпуклую радость узнаванья”. Есть также отдельно стоящий текст Андрея Минеева “Вид на борковское кладбище в полдень в августе” — фрагментированное повествование, отправная точка которого — могила отца рассказчика. Рассказ причудливо сочетает стремление писать “красиво” и “литературно” (“Живое весеннее солнце заливало все жаркими ослепительными лучами. Густые тени отступали в угол двора. А все вокруг было наполнено праздником зрелища невиданного, фантазией радости”) и довольно рискованную натуралистическую экспрессию, на грани фола и за его гранью (“В эту ночь они зачали младшего сыночка Ванечку. Спустя положенный срок из разверзнутого мяса, вывернутые кожные складки, извержение пузырящейся жидкости, и выталкиваемый красный, липкий, скрюченный, сморщенный пронзительно закричал”).

В поэтическом разделе находим иронически-гражданские стихотворения члена редколлегии журнала Виктора Стрельца, женскую лирику члена редакционного совета Ольги Валенчиц и подборку избранного из трех (!) вышедших в этом году книг “старейшего тольяттинского поэта” Николая Казакова. Как указывается в этом же номере журнала, все три книги выпущены издательством “Литературное агентство Вячеслава Смирнова”, то есть тем же самым, которое выпускает журнал “Город”. Налицо рекурсия и “умножение сущностей без необходимости” — выглядит это как минимум озадачивающе.

Главная публикация по поэтической части — подборка стихотворений самарского поэта Сергея Щелокова. В журнале “Город” Щелоков публикуется впервые, но российскому читателю он известен по публикациям в антологиях “Нестоличная литература” (Новое Литературное Обозрение, 2001) и “Девять измерений” (Новое Литературное Обозрение, 2004), в журнале “Воздух”. Остается неясным, почему самарский поэт Щелоков опубликован в основной рубрике “Поэзия”, а самарский же поэт и публицист Георгий Квантришвили — в рубрике “Гость “Города””, но это, наверное, мелочи. Сами по себе стихи Щелокова, насыщенные многослойными образами и культурными аллюзиями, заслуживают анализа более детального, каковой не слишком уместен в рамках краткого обзора.

Еще одна, как оказывается при чтении, поэтическая рубрика — “Книга в журнале”. Здесь представлены книга стихов Владимира Коробова “Связующая нить” и главы из книги стихов “Искры памяти” Виктора Полева. Сказать об этой рубрике особенно нечего, кроме снова бросающегося в глаза стремления умножать сущности: чем “книга в журнале” отличается от большой подборки стихотворений — понятно не вполне. Почему бы “Литературному агентству Вячеслава Смирнова” сразу не издавать это в виде книг, раз оно и так их склонно издавать в таких количествах?

Центральная (по значению, расположению и объему) публикация номера — пьеса Вадима Леванова “Кровавыя барыни Дарьи Салтыковой, московской столбовой дворянки, правдоподобное и елико возможно достоверное жизнеописание”. В этой вещи, исследующей, условно говоря, “русский садизм”, Леванов параллельно развертывает историю последних лет жизни маркиза де Сада и знаменитой своей жестокостью русской помещицы Салтычихи, обнаруживая для ее бесчинств не совсем привычные основания, а в конце эффектным сюжетным ходом увязывает их воедино. Если рассказывать точнее и подробнее, неизбежно выйдет “спойлер”, поэтому просто горячо рекомендую пьесу прочесть, тем более что она доступна для скачивания в Интернете.

В рубрике “Гость “Города”” — Диана Балыко из Белоруссии (обладатель внушающего некоторый ужас “послужного списка” — “автор четырех сборников стихов, пятнадцати пьес, двух десятков книг по практической психологии и НЛП”) с текстом “Ленки. Цикл ненаписанных романов”, тематически примыкающим к блоку тольяттинской “женской прозы”. Остальные публикации раздела — стихи уже упомянутого выше самарского поэта Георгия Квантришвили, написанные в 1991 году и случайно обнаруженные автором в году текущем, и невыразительно-циничные стихотворения члена Союза российских писателей петербуржца Владислава Южакова (видимо, членство в этом союзе и служит гарантией гостеприимства со стороны журнала “Город”, что логично, учитывая одно из отмеченных выше уточнений, но не всегда оправданно с точки зрения литературного вкуса).

Оставшиеся два раздела — “Книжная полка писателя” и “Книжная лавка писателя” — посвящены критике и публицистике. В “Книжной полке” фрагментарные “заметки на полях” Виктора Стрельца “Отсебятина. Реплики читателя” и короткий публицистический текст известного псковского (опять же — почему здесь, а не в соответствующей рубрике, раз уж она выделена?) критика Валентина Курбатова “Предел” про утрату национальной идеи и про “последнюю усталость”: “А вот теперь чувствую, что не надо говорить. <…> …приходит пора последней усталости. И пишешь уже не за тем, чтобы услышали, а чтобы окликнуть в ночи другого усталого человека, чтобы вы были вместе”. И правда: если “пишешь уже не за тем, чтобы услышали”, публиковать написанное в журнале, который издается тиражом триста экземпляров в провинциальном городе, — самый правильный выбор. В “Книжной лавке” опять рекурсия: Виктор Стрелец обозревает вышедшие за отчетный период в “Литературном агентстве Вячеслава Смирнова” поэтические и прозаические книги авторов журнала “Город”, член редакционного совета журнала Елена Карева выступает со статьей в память о тольяттинском поэте Игоре Мельникове, чья книга также вышла в “Литературном агентстве Вячеслава Смирнова”, член редакционного совета журнала Александр Фанфора (чей сборник стихов в свою очередь рецензирует в своем обзоре Виктор Стрелец) рецензирует сборник стихов Александра Слесарева, вышедший в серии “Библиотека журнала “Город” в “Литературном агентстве Вячеслава Смирнова”. Как видите, уже перечисление публикаций выглядит довольно абсурдно.

В целом кажется, что именно эта рекурсивность, замкнутость на круге своих авторов и своих изданий, — главная проблема журнала. Уверен, что тем тремстам читателям, которые есть у журнала “Город”, было бы интереснее и полезнее прочесть не обзор новых изданий “Литературного агентства Вячеслава Смирнова”, а обзор какой-нибудь значимой книжной серии последнего времени (скажем, тех же “Уроков русского”), не рецензию на сборник местного автора, и так прочитанный теми же тремястами читателями журнала, а рецензию на нечто им незнакомое — будь то поэзия, проза или non-fiction. Но писать друг о друге, конечно, легче, а читать о себе несомненно приятнее. И пока это так — чтение последних разделов журнала “Город” вызывает лишь чувство нарастающего головокружения и наводит на мысли, что тольяттинская литература (за исключением драматургии) безнадежно зациклена на себе самой. Надеюсь, что это ощущение ошибочно и что журнал “Город” еще докажет его ошибочность.

А.Ч.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru