Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 8, 2020

№ 7, 2020

№ 6, 2020
№ 5, 2020

№ 4, 2020

№ 3, 2020
№ 2, 2020

№  1, 2020

№ 12, 2019
№ 11, 2019

№ 10, 2019

№ 9, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Дмитрий Веденяпин

Зал «Стравинский»

Об авторе | Поэт и переводчик Дмитрий Веденяпин родился в 1959 году в Москве. Закончил Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Работал ночным сторожем, рабочим в геологических и археологических экспедициях, преподавателем английского языка. Читал лекции по русской литературе, переводил английскую и американскую поэзию и прозу. С 1987 года печатается в толстых журналах. Автор четырех книг стихов: “Покров”, “Трава и дым”, “Между шкафом и небом” (2009), “Что значит луч” (2010). Стипендия Фонда Иосифа Бродского в 2011 году. Публикации в “Знамени”: № 7. 2009; № 6, 2010. Живёт в Москве.

 

Дмитрий Веденяпин
Зал “Стравинский”

М. Ш.

В прохладном центре белого пятна
Отчаянье, надежда, тишина, —
Такая “неслучайная” развеска.
Спасибо, а теперь смотри: она
И ты, и вы сидите у окна —
Темнеет лес, белеет занавеска.



Упование сыроежки

…Рой мух на падали шуршал, как покрывало…

Шарль Бодлер “Падаль”,
пер. А. Гелескула

В насекомых тучах зудья-нытья
С кузовком по ельнику я кружился,
Весь в жуках да мухах, как будто я,
Невзначай скопытившись, разложился.

Перевод есть образ и знак потерь,
Грустный символ поствавилонской эры.
Пусть антропоморфно я был теперь
Бойкой иллюстрацией к стихам Бодлера.

Как в любых блужданиях последних лет
Поначалу казалось: спасения нет.
Но — хотя ни мох, ни тенёк, ни слизни
Не спасли вот этот конкретный гриб —
Повторяя просековый изгиб,
Промелькнула бабочка из прошлой жизни.

И сказал сыроежковый Иезекииль:
“Вот я видел, как в плоть облекается гниль,
В чащах правды под елками греясь”

Над болотом яснела и хмурилась мгла,
Между кочек в чернике, краснея, росла
Сыроежка, лучась и надеясь.


* * *

Мои еврейские друзья
Живут в Америке не зря.
По бостонско-нью-йоркским дачам
Прилежно празднуя шабат,
Они обратно не хотят
Туда, где мы под снегом скачем
И с каждым днем всё меньше значим.
Кто это говорил? Житков?
России крышка без жидков.



Экскурсия по Риму
Или
Как Мандельштам Тютчева поборол

Природа — сфинкс…

Ф.И. Тютчев

Вот там Бернини, это Борромини,
Вон пинии, верней, скульптуры пиний,
Колонны пальм и фейерверки птиц…
A destra, a sinistra или прямо —
“Природа — тот же Рим” из Мандельштама
Встречает вас… А Тютчев? Тютчев — цыц!

2011


* * *

Во сне всё ясно: ключ в просвете
И луч в замке,
И комнаты (уже не эти,
Ещё не те),

И стражница — глаза, как блюдца,
Сама с быка…
Но разрешается проснуться
Пока… “Пока!”



Hotel de Russie. Зал “Стравинский”

К.Г.

Актеры оживляют вещи:
Стакан хохочет, сигарета
Рыдает; пальто устало —
Невозможно почти сто лет ходить в героях…
Хотя висеть в углу, наверно,
Ещё грустнее.

Мы в ресторане, как в стакане,
Сидим, как добрые злодеи,
У Катерины Грациадеи
Есть дочь актриса.

Она играет в сериалах,
Стесняясь этого напрасно —
Известно, что она прекрасна,
И это классно.

Официант из Пакистана
Мне подаёт американо,
Все прочие из политеса
Берут эспрессо.

Однажды, заложив за ворот,
Мой друг сказал мне со значеньем:
“Рим – Вечный Город” с удареньем
На слове “город”.

Чуть смутный смысл подобных жалоб
Мне ясен, но ещё яснее,
Что Катерина Грациадеи
Так не сказала б.

2011

* * *

— Скажи, ты с нами или с ними?
— Я в Риме.
— Смешно… А разве возвращаться
Ты не намерен?
— Поймите, сам вопрос, ragazzi,
Такой не верен.
— Поверь, ты в очень уязвимой
Позиции, дружок беспечный!
Ничто не вечно…
— Кроме Рима,
Который Вечный.

2011

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru