Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019
№ 2, 2019

№ 1, 2019

№ 12, 2018
№ 11, 2018

№ 10, 2018

№ 9, 2018
№ 8, 2018

№ 7, 2018

№ 6, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Сергей Цирель

Письмо в редакцию

Письмо в редакцию

Сразу после публикации моей статьи “Великая Отечественная спасла Советский Союз?” в 5 номере “Знамени”, появился отклик на нее в специфическом сетевом издании “Сегодня.ру” (http://www.segodnia.ru/index.php?pgid=2&partid=55&newsid=13964) с характерным для этого издания названием “Станут ли Геббельса снова вешать на “Эхо Москвы”?”. Отклик никак не касался основной мысли статьи, начинался с обычных для подобных изданий оскорблений и, в общем, не заслуживал бы внимания, если бы не одно обстоятельство. Первоосновной для обвинений меня в невежестве и написании “несусветных глупостей” послужил якобы присутствующий в моей статье Украинский фронт 1941 года. Так как я писал об украинском фронте со строчной буквы (чтобы не вдаваться в подробности наименований и переименований фронтов, неведомых многим молодым читателям), то я полез в журнал и с грустью увидел, что при публикации статьи действительно по ошибке изменили строчную на прописную и напечатали “Особый позор – это Украинский фронт, где советская сторона имела многократное качественное и количественное превосходство практически по всем показателям и не сумела даже оказать достойного сопротивления”.

Оставляя в стороне оскорбления в мой адрес, отвечу лишь на претензии к моему тексту.

По мнению корреспондента “Сегодня.ру”, боевые действия, развернувшиеся на Украине в июне-июле 1941 года, были не позором РККА, а, наоборот, доказательством ее силы. Главным аргументом в подтверждение этого тезиса служат отрывки из дневника Ф. Гальдера за первую неделю войны, например:

“26 июня. Группа армий “Юг” медленно продвигается вперед, к сожалению, неся значительные потери. У противника, действующего против группы армий “Юг”, отмечается твердое и энергичное руководство”.

или

“29 июня. На фронте группы армий “Юг” все еще продолжаются сильные бои. На правом фланге 1-й танковой группы 8-й русский танковый корпус глубоко вклинился в наше расположение и зашел в тыл 11-й танковой дивизии. Это вклинение противника, очевидно, вызвало большой беспорядок в нашем тылу в районе между Бродами и Дубно. Противник угрожает Дубно с юго-запада, что при учете больших запасов вооружения и имущества в Дубно крайне нежелательно”.

На самом деле в дневнике Гальдера не меньше записей несколько иного содержания, например:

“27 июня. Группе армий “Юг” удалось не только отбить все атаки противника на южный фланг танковой группы Клейста, но даже продвинуться правым флангом танковой группы в юго-восточном направлении”.

или

“1 июля. 17-я армия успешно продвигается. 14-й моторизованный корпус, действующий на левом фланге 17-й армии, продвигается в восточном направлении. Инцидент в районе Дубно, видимо, исчерпан. 8-й русский танковый корпус окружен”.

Но дело не в дневниковом записях Гальдера и даже не в упорном сопротивлении отдельных наших частей или временных успехах их контратак.

Дело в другом, “украинский”, а точнее Юго-Западный и Южный фронты (бывшие КОВО и ОдВО) были сильнейшей группировкой РККА и даже до начала мобилизации уже имели численность, примерно равную немецкой группе “Юг”, в 2,5 раза превосходили ее по количеству самолетов и в 7 (!) раз по количеству танков. Одних танков Т-34 и КВ в Киевском и Одесском военных округах к 22 июня было почти столько же, сколько всех танков у немецкой группы “Юг”, включая легкие танкетки.

Такой армии следовало бы не отступать, пытаясь контратаковать, а, наоборот, раздавить противника. Тем не менее в первые недели войны группа армий “Юг” захватила Львов (30 июня), Тернополь, Винницу и Житомир (10 июля). Попытка перейти в контрнаступление не увенчалась успехом, в ходе сражения под Луцком — Ровно — Бродами были разбиты части шести механизированных корпусов Красной Армии. В начале июля группа армий “Юг” сумела прорвать советскую оборону, в результате этого прорыва возникла угроза захвата Киева, которая, как известно, закончилась в сентябре окружением почти всего, что осталось от Юго-Западного фронта (“Киевским котлом”).

Вот это я и вкладывал в слова “особый позор”. Если немного подумать, то становится понятно, что цитаты из дневника Гальдера, причем и те и другие лишь подтверждают мои положения о презрении Гитлера к Красной армии, доходившем до нежелания знать ее подлинную техническую мощь и численный состав, и, главное, о неумении, нежелании, невозможности РККА противостоять немцам летом 1941 года даже при существенном численном перевесе.

Но в моей статье, напомню читателю, говорилось в основном не об этом. В ней шла речь о собачьей жизни в СССР перед войной, о нежелании солдат воевать за Сталина летом 41 года, о презрительном отношении Гитлера к славянам, о роли Холокоста в переломе отношения к наступающим фашистам. А это табуированные темы для наших “патриотов”, которым “Вождь и Учитель” дороже исторической истины.

Сергей Цирель



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru