Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2020

№ 8, 2020

№ 7, 2020
№ 6, 2020

№ 5, 2020

№ 4, 2020
№ 3, 2020

№ 2, 2020

№  1, 2020
№ 12, 2019

№ 11, 2019

№ 10, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Лев Айзерман

Уроки фарисейства

Уроки фарисейства

Т.А. Долинина. Готовимся к единому государственному экзамену. Русский язык. Учимся аргументировать собственное мнение по проблеме. — М.: Русское слово, 2010.

 

Год 2010 был Годом учителя. Поэтому свои учительские впечатления начну с самых ярких для меня — экзаменационных.

После сдачи моими учениками ЕГЭ я попросил их прийти к мне в школу и рассказать, что было в разделе “С”. Из рассказа одного из учеников я не смог понять ничего. В ванной комнате сидит человек без ног, там же находится его брат, и они ведут разговор об ужасах войны. Спрашиваю, о какой войне идет речь: Отечественной, чеченской, афганской? “Нет”, — отвечает ученик. — “О какой же?” — “Не знаю”.

В сентябре на сайте ФИПИ (Федерального института педагогических измерений) вывешивается (на всю страну!) демонстрационный вариант ЕГЭ по русскому языку на 2011 год. И там в части “С” — этот самый текст. Оказывается, на экзамене был предложен отрывок из рассказа Леонида Андреева “Красный смех”. Смотрю комментарии в собрании сочинений. Оказывается, рассказ этот написан под впечатлением русско-японской войны в начале XX века. Как я уже рассказывал в предыдущей статье (“Технология расчеловечивания, или Как русский язык послали на три буквы”. — Знамя, 2009, № 5), всем, кто проверяет работы выпускников, раздают ориентирующие шпаргалки, с которыми и соотносят написанное школьниками. Так вот, в ориентировке написано, что позиция автора состоит в том, что “война безумна, бессмысленна, противоестественна по своей природе. Безумие войны способно притупить в человеке его лучшие качества”.

Но кто-то в том же классе пишет “С” по отрывку из повести Виктора Некрасова “В окопах Сталинграда”. И этот ученик должен, согласно ориентировке этого варианта, написать о том, что на войне проявляется в полной мере патриотизм, выражающийся в защите своей родной земли…

Но это еще не все. Окончание рассказа Леонида Андреева меня удивило: “Брат позвал слугу, и вдвоем они вынули меня и одели. Потом я пил душистый чай и думал, что жить можно без ног, а потом меня отвели в кабинет к моему столу и я приготовился работать. Моя радость была так велика, наслаждение так глубоко, что я не решился начать чтение и только перебирал книги, лаская их рукою. Как много во всем этом ума и чувства красоты!”

Какое хорошее напутствие оканчивающим школу: жить можно и без ног… Я сверил текст по собранию сочинений Леонида Андреева. Вот подлинный текст: “А теперь надо работать, — серьезно и с уважением к труду”, — сказал я. И взял перо, чтобы сделать заголовок”. Но руки у героя трясутся: “Перо тыкалось в бумагу, скрипело, дергалось, неудержимо скользило в сторону и выводило безобразные линии, оборванные, кривые, лишенные смысла”. А через страницу мы узнаем, что он обезумел и через два месяца умер.

И тогда я в полной мере понял то, на что обращал внимание и раньше. Под всеми текстами, предложенными на экзаменах, написано не “А. Чехов”, “Л. Андреев”, “К. Паустовский”, “Ф. Искандер”, “Д. Лихачев”, а “по А. Чехову”, “по Л. Андрееву”, “по Ф. Искандеру”, “по К. Паустовскому”, “по Д. Лихачеву”… Классика препарирована и подогнана под экзамен составителями КИМов (контрольно-измерительных материалов)!

Кто же эти выдающиеся люди, позволившие себе переписывать классику?

31 октября 2010 года я провел, как теперь говорят, мониторинг отдела по русскому языку на педагогическом этаже московского магазина “Библио-Глобус”. В тот день (только по русскому языку!!!) на полках было 48 пособий по подготовке к ЕГЭ по русскому языку общим тиражом 1.265.000 экз. (Я не считал многие книги по ГИА — Государственной итоговой аттестации в 9-м классе — и книги для 5, 6, 7 и 8-х классов, сделанные по системе ЕГЭ.) Каждая четвертая книга создана при участии И.П. Цибулько, руководителя команды по составлению КИМов по русскому языку. Ведь у нее доступ к телу (простите, к базе данных).

Я стал искать пособия, которые учат писать задания “С”. Ведь это единственная часть экзамена, требующая создать связный текст, она очень высоко оценивается: 23 балла из 64. Таких книг было пять. Одна из них вышла незадолго до экзаменов 2010 года. Называется “ЕГЭ, СДАВАЙСЯ!”. В ней — советы психологов, рекомендации по процедуре экзаменов, а главное — консультации по предметам. В связи с частью “С” ЕГЭ по русскому языку совершенно верно сказано, что “существеннейшая характеристика продуктивной речевой деятельности — это ее свобода. …Автор не лишен свободы выбора”. Но — буквально через несколько строк: “Будем придирчивы к своим аргументам: во-первых, они должны быть нравственными, то есть апеллировать к чести, совести, к справедливости и гуманизму, а не к успеху любой ценой, эгоистическим инстинктам и сомнительным авторитетам”.

Вроде бы все правильно: зачем нам безнравственные сочинения? Но вот в чем дело. В 2007 году проведено большое социологическое исследование “Духовно-нравственный мир московских одиннадцатиклассников”, итоги которого были опубликованы в московском выпуске “Учительской газеты”. Так вот, по этим данным, тринадцать процентов опрошенных считают что “ради личных проблем можно пренебречь приличиями, нравственными нормами”. Еще треть затрудняется ответить, согласны ли они с этим утверждением. Каждый третий уклонился от ответа на вопрос “как вы оцениваете “правило” делать лишь то, что сулит личную выгоду?”, а 14% ответили, что они и будут делать только так. Как вы думаете, написали эти выпускники правду о себе на экзаменах? Я думаю, что, пройдя предэкзаменационную подготовку, они сказали, что главное для них — совесть, долг, гуманизм и справедливость. Написали, пряча усмешку. Потому что совесть, долг, гуманизм и справедливость воспитывает хорошая литература. А пособия по сдаче экзаменов учат не быть нравственными, а казаться.

Когда-то мне говорил Василь Быков, которого я познакомил с сочинениями моих учеников, написанными о его повестях: “С детских лет постигают правила игры. И вы не обольщайтесь теми искренними и чистыми сочинениями, которые показали мне. Выйдут они в жизнь, и она так крутанет их…”. А теперь и обольщаться нечем: решили не ждать, когда выйдут в жизнь. Правила игры заставили постигать уже сейчас.

Книгу, которая очень хорошо показывает, как именно это делается, я купил только что: Т.А. Долинина. “Готовимся к единому государственному экзамену. Русский язык. Учимся аргументировать собственное мнение по проблеме”. Тираж 3000 экземпляров.

Обратите внимание на ключевое слово в заглавии: “Учимся аргументировать СОБСТВЕННОЕ МНЕНИЕ…” Ведь собственное мнение — это мое, твое, его личное мнение, продуманное и прочувствованное. Между тем книга построена так: двадцать проблем, и к каждой подобраны литературные тексты для обоснования собственного мнения.

Вот, скажем, проблема милосердия и сострадания. Здесь же проблема добра и зла. На 13 страниц — отрывки из “Капитанской дочки” Пушкина, “Войны и мира” Толстого, рассказа Тэффи “Два”, “Веселого солдата” Астафьева и рассказа “Легкая рука” Екимова. И что мы имеем в сухом остатке?

Приводится образец сочинения: “Конечно же, я согласна с точкой зрения автора, утверждающего, что хотя в мире и много зла, но доброте и милосердию всегда есть место.

Возможно, впервые проблема добра прозвучала в Библии и с тех пор не перестает волновать человечество. Об этой проблеме говорили и А. Пушкин, и Ф. Достоевский, и Л. Толстой, М. Булгаков. Каждый из писателей, обращаясь к этой теме, утверждает, что зло не бесконечно, что добро оказывается сильнее.

Мне запомнился рассказ Н. Тэффи “Два”. Она повествует о тяжелом для России времени. Времени, когда человеку невыносимо трудно жить. Однако главными героями ее произведения являются не люди, а собаки. Удивительная же сила рассказа в том, что даже животные понимают: счастье не в том, чтобы отнять, а в том, чтобы пожалеть и поделиться. Именно поэтому повествование, начинавшееся с подчеркнутого повторения слова “скверный”, заканчивается словами “так был счастлив”. Я тоже думаю, что добро всегда сильнее зла, потому что, если бы было иначе, мир бы просто перестал существовать”.

Стоило ли учиться одиннадцать лет, чтобы на экзамене написать такое беспомощное, примитивное, с позволения сказать, сочинение, в котором нет ни слова о том, что увидено собственными глазами?

Или вот “Проблема нравственного выбора, ответственности за свои поступки. Проблема сохранения чувства собственного достоинства, чести”. Цитаты на 8 страниц: “Мастер и Маргарита” Булгакова, “Горе от ума” Грибоедова, “Капитанская дочка” Пушкина, рассказ Паустовского. Естественно, строки Окуджавы: “Совесть, благородство и достоинство — / вот оно, святое наше воинство”. И далее — сочинение, ограничусь лишь первым абзацем его: “Проблема, поднятая автором, актуальна во все времена. Еще А. Грибоедов, создавая образы Молчалина, Фамусова и Чацкого, противопоставлял их жизненные позиции, их отношение к понятию “честь”, “человеческое достоинство”. Герои произведений Пушкина “Капитанская дочка” капитан Миронов и Петр Гринев предпочитают смерть бесчестию. Именно умение сохранить свое достоинство и делает человека человеком”.

Ограничусь лишь одной справкой: на уроке сегодня семиклассники кричат: “Нy и дурак он, что не поцеловал руку Пугачева! Из-за такой ерунды рисковать своей жизнью!”. Но они хоть честно говорят, что думают…

Остановимся подробнее на “Проблеме патриотизма как важнейшей черты национального характера. В чем проявляется истинный патриотизм?” Цитаты на 11 страниц: “Война и мир” Толстого, “Родина” Лермонтова, две строфы Ахматовой, две строфы Есенина, “В окопах Сталинграда” Некрасова, отрывки из романа Владимова, из статей Эренбурга и Лихачева. Только далекое прошлое, но и оно тщательно дистиллировано. Здесь нет гоголевских слов о “некоторых горячих патриотах”, “до времени покойно занимающихся какой-нибудь философией или приращениями на счет сумм нежно любимого ими отечества, думающих не о том, чтобы не делать дурного, а о том, чтобы только не говорили, что они делают дурное”. Нет гениального “Коршуна” Блока, нет ахматовского “Реквиема”, и вот что ужасно: в каждом приведенном тексте жирным шрифтом выделены те слова и строки, которые рекомендуется вставить цитатой — выделение это уродует авторскую интонацию. Из стихотворения Есенина приведены две первые строфы. И вот как это сделано:

 

Знать, у всех у нас такая участь,
И, пожалуй, каждого спроси —
РАДУЯСЬ, СВИРЕПСТВУЯ И МУЧАСЬ,
ХОРОШО ЖИВЕТСЯ НА РУСИ.

 

Это, конечно, больше похоже на Маяковского. И в конце точка. Да, так стихотворение печаталось в течение многих десятилетий. Но, заглянув в академическое собрание сочинений поэта, можно убедиться, что и в рукописи, и первоначально в печати там стоит вопросительный знак. Иначе нелепо выглядит “спроси”…

А вот образцовое сочинение на патриотическую тему: “Автор помогает нам понять, что “скрытая теплота патриотизма” и есть “чудо”, в трудные минуты объединяющее весь русский народ. И нельзя не разделить с автором его позиции.

На Бородинском поле во время Отечественной войны 1812 года русские сражались буквально “в лаптях”, как говорят историки. Однако победа нравственная была одержана, а роман Л.Н. Толстого “Война и мир”, в котором описаны эти события, считается настоящей одой русскому патриотизму.

Современная жизнь тоже дает примеры проявления патриотизма, порой даже неожиданные. Матчи наших команд по хоккею, футболу, выступления спортсменов смотрит вся страна, и вся страна радуется победам и переживает проигрыши. Именно в такие моменты становится понятно, что, хотя и кажется, что современный человек о патриотизме не размышляет, все мы едины. И все хотим славы и побед нашей родине.

Возможно, это тоже скрытый патриотизм”.

Без комментариев.

В стародавние времена сыну С.А. Ковалева, известного правозащитника, в школе дали задание написать сочинение по теме “За что я люблю Родину”. Он начал с эпиграфа “Люблю отчизну я, но странною любовью”. А дальше написал: “Я люблю свою Родину за то, что в России всегда были такие люди, как Герцен, Солженицын, Ахматова”. Учительница поставила ученику двойку: “Ты неправильно раскрыл тему. Это Лермонтов мог любить Родину “странною любовью”, а ты, Ковалев, не можешь”. Мальчик возразил: “Вы неправильно сформулировали тему сочинения, надо было так: “За что вы, Татьяна Сергеевна, любите свою Родину”. Тогда бы я написал так, как вы хотите”.

Автор книги, о которой мы говорим, Долинина Тамара Альбертовна, написала, как она понимает патриотизм, милосердие и нравственный выбор, а также еще семнадцать этических понятий. Это ее полное право. Но ведь книга называется “Учимся аргументировать собственное мнение по проблеме”. На самом же деле обучение идет единому собственному мнению, такому же одинаковому для всех, как Единый государственный экзамен.

В книге затронута еще одна проблема — проблема бережного отношения к родному языку. В цитатнике — и “Русский язык” Тургенева, и, конечно, ахматовские строки “И мы сохраним тебя, русская речь, / великое русское слово…”, и “Слово” Гумилева, и размышления Д.С. Лихачева, и “Алмазный язык” Паустовского... В книге, изданной в издательстве с названием “Русский язык”, как раз язык и убивают, разрубая животворящую связь слова и реальной жизни, слова и чувства, слова и мысли, слова и сердца, слова и души.

Но откуда такая боязнь жизни, реальных личных впечатлений, живых чувств и действительно собственных мыслей? В книге дан четкий и ясный ответ: потому что в критериях оценки части “С” пример из книги стоит больше, чем пример из жизни. Два аргумента из жизненного опыта стоят столько же, сколько один из литературы. А почему, собственно, такие расценки? А потому, что за сочинение о патриотизме, построенное на стихотворении “Родина” и романе “Война и мир”, можно быть спокойным. А если ученик начнет рассуждать о “русском марше” и думать о том, почему молодые ученые уезжают за границу, — что тут делать, как оценивать такую работу? В ориентировке для проверяющих сие не предусмотрено. А в системе критериев есть показатель “К-II” — “Соблюдение этических норм”…

Год 2010 был Годом учителя. Поэтому закончу свои учительские впечатления еще одним ярким эпизодом моей сегодняшней учительской жизни.

Первого сентября 2010 года во всех классах школ Москвы прошел первый урок на тему “Великие победы российского народа”. Все московские школы получили перед этим документ “Методические рекомендации по проведению первого урока 2010/2011 учебного года”. Вот выдержка оттуда: “История России соткана из множества побед, побед духа российского народа, отражающих его единение и силу. Эти победы охватывают как различные эпохи, так и разные стороны жизни государства и общества. Это и Куликовская битва, и Ледовое побоище, это и борьба народного ополчения под руководством К. Минина и Д. Пожарского, это и Полтавская битва, и Бородинское сражение, это Сталинградская битва, защита Бреста, Ленинграда… Это победа россиян в борьбе за гражданские права и свободы: движение декабристов, отмена крепостного права, ХХ съезд КПСС. Это достижения российской науки и искусства. Это спортивные победы.

Россия имеет славную историю, и мы по праву можем гордиться нашей Родиной и говорить о себе как о народе-победителе!”

Не буду комментировать то, как слиты в один флакон “борьба за гражданские права”, декабристы, Александр II и XХ съезд КПСС. Добавлю только самое последнее по времени из того, что в этот флакон не поместилось. Совсем недавно была первая в жизни этих детей общенациональная трагедия: страшные пожары, погибшие в огне люди, сгоревшие деревни, тысячи обездоленных людей, гибель около миллиона гектаров леса и его живых обитателей. Около 60 тысяч человек, умерших от жары только в Москве. Кому в этом случае напоминать о том, что барабан и фанфары после такого масштабного горя мягко говоря неуместны?

Не буду писать о том для меня бесспорном, что основа любого воспитания — положительный пример. Но ведь жизнь — это не только великие победы, но и горькие поражения, о которых нельзя забывать. Да, Сталинград стал началом разгрома фашистской Германии. Но путь этот начался от Волги. Да, достижения российской науки. Но и разгром генетики. Да, победы в спорте. Но и позор Ванкувера. Да, шедевры искусства. Но и торжество попсы, и всего лишь 17% отечественных фильмов на отечественных экранах... Не говорить обо всем этом нельзя хотя бы потому, что иначе не будут наши ученики нам верить. Ведь главное из того, что мы делаем, отражается в умах, сердцах и душах наших детей, а не в справках, отчетах и сводках, которые мы подаем начальству.

 

Лев Айзерман

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru