Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 2, 2020

№  1, 2020

№ 12, 2019
№ 11, 2019

№ 10, 2019

№ 9, 2019
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Анатолий Ключников

Коммунисты ХХI века и кризис

Об авторе | Анатолий Викодьевич Ключников родился в 1968 году, окончил Московский авиационный институт, инженер-математик. 11 лет работал на нефтедобывающем предприятии в Татарстане. Живет в г. Лениногорске (Татарстан), работает консультантом в московской компании.

Анатолий Ключников

Коммунисты XXI века и кризис

Новость от 29 ноября 2008 года, опубликованная в программе “Вести”: “…Как выразился лидер коммунистов, партия не призывает вернуться к социализму; она призывает идти вперед, к социализму XXI века, куда и готова вести всех своих единомышленников”.

Теория исторической спирали отрицает возможность реставрации прошлого “один к одному”, поэтому я стал любопытствовать, что же предлагают коммунисты в качестве будущего России, и нашел интересное чтение — антикризисные предложения КПРФ, оформленные в виде десяти пунктов. Идеи XXI века просто-таки поражают своей глубиной и оригинальностью.

“Вернуть в государственную (общенародную) собственность природные богатства…”. Мысль начинает работать: “общенародная собственность” — это как технически осуществляется? Как весь народ привлечь к управлению собственностью, будь то музей или месторождение? По условию задачи, выделять из народа группу лиц, попасть в которую невозможно, не сделав определенной карьеры, запрещается... Или не запрещается, и речь идет только о том, чтобы эта собственность была государственной? Тогда предположим, что все сырьевые предприятия национализированы, вместо олигархов там командуют государственные служащие, а в стране лидирующей партией является “Единая Россия”, выращенная “антинародным режимом”, — при такой организации природные богатства будут считаться в общенародной или в антинародной собственности? А если лидер ЛДПР или другая партия, не КПРФ?

Тут накатывают воспоминания, как в СССР все промышленное производство было в “общенародной” собственности, и без товарища Сталина во главе государства воровство стало частью образа жизни. Люди так и говорили: “У нас сейчас все воруют”... Наш менталитет настроен так: если общенародное – значит, ничье, и можно взять себе. Как восстановление прежней системы поголовного воровства поможет России выйти из кризиса – мне никак не понять… Не понять и того, что эта идея влезла в список под первым номером. А если еще тронуть вопрос о том, как быть с акциями национализированных предприятий, которые ходят по разным биржам? Нарываться на крупный международный скандал — очень вовремя. Значит, остается выкупать эти акции по рыночной цене за счет Стабфонда...

Но попробуем отнестись серьезно — все-таки оппозиция правящей партии — и почитаем дальше.

“…Остановить банкротство предприятий” — искусственно продлевать жизнь умирающих предприятий накладно для любой страны. Помощь гигантам индустрии при кризисе, наверное, необходима, но избирательная — вон в тех же США оказана помощь государства автогигантам как столпам экономики. Имеется в виду, наверно, это?

А вообще — сколько нужно еще стекол выбить в здании милиции города Лениногорска (1984), сколько баррикад в Москве построить, чтобы все партии поняли: ни одна из них законы рынка победить не сможет? Банкротство неконкурентоспособных — один из законов рынка. А этот рынок показывает, что население развитых стран в ХХ веке стало тянуться к накоплению бытовых товаров разного назначения, причем эти товары становились все более дорогими и сложными прямо на глазах. Эта тяга росла с поистине космической скоростью (которую ХХ век тоже освоил), едва ли не в геометрической прогрессии. Если в начале века Ленин, а потом Сталин могли без проблем отмахнуться от этой тяги, намекая на вражеское окружение, то уже Хрущеву пришлось вводить в продажу “предметы роскоши”.

Качественные товары не могут быть дешевыми потому, что требуют опытных лабораторий и конструкторских бюро, испытательных полигонов, специалистов высокого уровня, которым надо платить побольше, и высоких же технологий. В СССР предприятия не банкротились и все было дешево — отсюда можно сделать правильный вывод об уровне жизни в СССР и о том, почему этот уровень перестал людям нравиться.

Если при социализме предприятие стало убыточным – страна все равно должна его содержать, а продукцию уничтожать, как сжигали за городом никому не нужные советские костюмы из магазинов уцененных товаров... Так мы с кризисом в два счета справимся.

“Вывести финансовые активы России из западных банков, прекратить вывоз капитала за рубеж” — тоже сильное антикризисное действие: западные страны в ответ на это выведут свои активы из России и выбросят на продажу наши акции. Мир сегодня таков, что экономика любой страны, которая претендует на роль развитой, должна интегрироваться с экономиками других развитых стран. А при взаимно интегрированной экономике капиталы должны ходить из страны в страну... А России, выходит, для преодоления кризисных явлений необходимо срочно потерять доверие стран Евросоюза?

“Восстановить отраслевую структуру управления экономикой” — тут хочется вспомнить, что размеры России несколько больше размеров того же Гондураса. У нас только в нефтяной отрасли можно назвать список гигантов типа “ТНК-ВР”, “Роснефть”, “Русснефть”, “Лукойл” и есть еще всякие “Татнефть”, “Сургутнефтегаз”, “Оренбургнефть” и т.п. Снова создать министерство нефтяной промышленности? Каждая из нефтяных корпораций занимается самостоятельным планированием, а если его централизовать — оно станет инертнее, как и само руководство такой сверхгигантской структурой. Россия не входит в ОПЕК или еще какую-нибудь организацию стран — экспортеров нефти, так что пользы от такого министерства будет как от козла молока: цены на нефть устанавливают без нашего участия, а создавать халявные кормушки во время кризиса — как раз то, что поможет его преодолению?

Если устранить олигархов, которые сами чувствуют конъюнктуру рынка, от руководства корпораций и поставить на их место госчиновников, которые работают по принципу “че надо?”, — корпорации станут просто производственными подразделениями. У кого тогда будет итоговая заинтересованность? У Политбюро? У Совета министров? Да уж, в этом случае, безусловно, “отраслевая структура управления экономикой” будет просто необходима, да еще с огромными штатами министерств — учитывая размеры страны и количество предприятий. Основная работа у министерств будет — пинать, толкать и направлять предприятия. А в чем будет интерес министров всей душой переживать за экономику, если у них не будет сильного материального стимула? Они будут работать от избытка? И эту схему надо считать более эффективной, чем рыночную, способной спасти экономику в кризис? А ведь сама компартия призывала нас помнить уроки истории…

“Создать действенную систему контроля, включая народный контроль, для жесткой борьбы с коррупцией, казнокрадством и взяточничеством”. Сама идея борьбы с казнокрадством и взяточничеством стара как мир, разные цари боролись с ними по-разному, но до сих пор что-то не видно окончательной победы, даже после 70 лет правления компартии. А дело в том, что в системе контроля, как в любой системе, должны быть “генералы” и “солдаты”. “Генералы” должны планировать зачистки и отдавать приказы “солдатам”, а те обязаны отчитаться о выполненной работе. “Генералам”, кроме того, нужны дачи и джипы, т.е. система “народного контроля” гарантированно бюрократизируется, а “представители народа” или будут формально числиться на предприятиях, т.е. встанут на их кормление, альтернатива — станут “чистыми” чиновниками на кормлении государства, как их “генералы”. В СССР была уже система “народного контроля”. На предприятиях некоторые работники числились членами этого контроля, а городской комитет сидел в здании горкома партии. Ну, и каковы были успехи этой структуры — она вела эффективный контроль деятельности управленцев-коммунистов?

Самое интересное, что отраслевые министерства из предыдущего пункта тоже должны быть подконтрольны этой структуре: чем они лучше других — вдруг там коррупция заведется? Одной рукой, значит, надо создавать гигантские управленческие структуры, а другой – не менее многолюдные органы “народного контроля”, чтобы за ними приглядывали, а кормить их кто будет?

“Диверсифицировать внешнюю торговлю, слишком зависимую от Запада, расширив, укрепив экономическое сотрудничество с Китаем, Индией, Вьетнамом, Ираном, Турцией, странами Азиатско-Тихоокеанского региона”. Что касается Китая, то тут компартия опоздала с призывом: у нас в стране уже и так стало трудно найти что-то некитайское. Одежда, обувь, автомобили, канцтовары, детские игрушки, стройматериалы, ванны и унитазы — вспотеешь все расписывать. Это где же отовариваются экономисты, которые выдвигают такие предложения?

Одно время у нас появлялись маринованные огурчики вьетнамского производства, но уже исчезли: редкостная, скажу вам, оказалась гадость… Это что же, ради спасения от кризиса нам снова надо будет это жрать? Какой толчок в развитии получит наша страна, если будет усиленно строить сотрудничество со страной, где население пляшет вокруг костров, лишь бы не строить сотрудничество с Западом? Укрепление экономического сотрудничества со странами курортного типа, где население ходит круглый год в сандалиях и шортах, крепко поможет нашей Родине во время экономического кризиса, ведь наши граждане ни от чего так сильно не страдают, как от нехватки кальмаров, креветок, экзотических фруктов… Или, может, Индонезия, Малайзия или Таиланд дадут нам большие кредиты на развитие экономики?

А вот, скажем, хочет одна из этих стран построить у себя завод, причем источники сырья есть, рабсила есть, и от завода ожидается большая прибыль. И приходят к нам от них ходоки, бумажки раскладывают, проценты от будущей прибыли обещают лет через шесть, а мы им отвечаем: “Нет, господа, нам партия запретила вывоз капитала, так что идите с богом”.

Вот так пункт 9 запросто может войти в противоречие с пунктом 1 плана спасения России.

Если же имелись в виду Южная Корея и Япония, то они и так продают нам море бытовой техники и автомобилей, потребность в которых при кризисе не так уж велика...

“Добиваться интеграции постсоветского пространства, чтобы восстановить нарушенные народохозяйственные связи”. Сейчас у нас острейшая проблема как раз в обратном: наладить грузопотоки в обход стран Балтии, Белоруссии и Украины, чтобы не зависеть от их капризов... Идея — самая демагогическая в десятке, похожая на призыв идти на соседей войной, что в условиях кризиса весьма оптимизирует нашу экономику, не так ли? Тогда им деваться будет некуда, кроме как расширять связи с нами, покидая других партнеров, не выдержавших конкуренции с такими аргументами.

Та часть программы, которая касается “восстановления нарушенных народохозяйственных связей”, опоздала лет эдак на двадцать: предприятия, имевшие такие связи, уже или не существуют, или реформированы, или перепрофилированы. В любом случае они не могли двадцать лет дожидаться восстановления прежних связей, и уже давно найдены другие партнеры...

Увы, серьезного отношения антикризисный декрет компартии XXI века не выдерживает: выдвигать всерьез такие предложения может только романтик, уроженец Запада или циник-демагог.

Демагоги опираются на иллюзии малоимущих, что социализм — система справедливого распределения жизненных благ между людьми. В чем тут справедливость — лучше не вдумываться.

На самом же деле, социализм – это система, удобная для содержания недееспособных, при которой разрабатываются реестры льгот (таким образом все население становится как бы недееспособным), а сильных и способных приходится разными способами окорачивать. А капитализм больше подходит для развития и роста сильных, который, увы, стоит на трагедиях слабых, — тут слабых надо защищать и поддерживать. Заблуждаться не стоит в одном: ни при социализме, ни при капитализме простой работяга не будет иметь доходов, на которых можно строить большие планы.

Другое дело, что при социализме государство должно будет платить людям зарплату независимо от экономической ситуации — а где брать эти деньги? Пенсионеры сегодня желают “нормальную” пенсию и знать не хотят того, что их трудом созданы предприятия, продукция которых никому не нужна: они же честно ходили на работу (при этом подначивая тех, кто работал там изо всех сил, приколами вроде “тебе чо, больше всех надо?”), поэтому страна обязана обеспечивать их старость — “как раньше было”. И свято верят, что Горбачев и Ельцин вот просто так разрушили прекрасную жизнь — никаких проблем до них у страны не было.

Кстати, а будет ли при “социализме ХХI века” бесплатное высшее образование? То, что было в ХХ веке, являлось величайшим обманом в истории образования: студенты не платили за учебу в ВУЗах, но взамен инженер до самой пенсии имел зарплату, которая была даже ниже, чем у квалифицированного рабочего, да еще работяги за его спиной хихикали, что “инженеру даже украсть нечего, кроме чертежной бумаги и карандашей”. Такая справедливая уравниловка преподносилась как стирание границы между умственным и физическим трудом, при этом жители деревень были искренне уверены, что “городские” должны расплатиться за бесплатное образование уборкой на их колхозных полях.

За бесплатное образование в СССР надо было платить также принудительным распределением на работу, при котором была большая вероятность попасть туда, “куда доброго человека палкой не загонишь”. Знаю человека, который по окончании Томского политеха имел возможность устроиться сам, начальник отдела кадров по-отечески его предупредил, что “беглый распределенец” будет объявлен во всесоюзный розыск, а нужны ли ему такие проблемы? Так и пошел тот товарищ в ссылку на три года на Бийский комбинат с вредным производством в тот же самый Алтайский край, куда когда-то был сослан Ленин. Только Ильич – за членство в РСДРП, а товарищ – за “бесплатное” образование. Если при “социализме ХХI века” бесплатное высшее образование будет, то чем это будет грозить людям, его получившим???

А бесплатное жилье, наверно, тоже будет? Если давать жилье от имени государства по факту совершеннолетия, то опять-таки непонятно, кому давать: то ли мальчикам, то ли девочкам как будущим матерям, но ясно, что нельзя давать и тем, и другим: в стране будет куча однокомнатных квартир, а мужья и жены будут вынуждены жить, похоже, раздельно, каждый в своей квартире или мучиться с обменом… А если давать только одному полу, то это же чистейшая дискриминация по половому признаку, т.е. нарушение прав человека, с которыми при социализме шутить никак нельзя!!! И количество детей у разных семей разное, и дети могут быть однополые и разнополые…

Если давать жилье только молодоженам – то это дискриминация неженатых людей, где же социалистическая справедливость? Квартиры с одинаковым количеством комнат могут резко отличаться по престижности и метражу. Да никак вы не придумаете честную и справедливую систему бесплатной раздачи! Поэтому уже при социализме ХХ века появилось понятие “кооперативное жилье”, когда людям дали возможность за свой счет участвовать в долевом строительстве безо всяких справок, так что никакой бесплатной раздачи при “социализме ХХI века”, скорее всего, уже не дождаться…

А может, у т. Зюганова где-то есть в загашнике бесконечный, стабильный источник доходов на всю страну, на который можно содержать всех и вся: и убыточную экономику, и колхозы, и пенсионеров, и армию, и медицину, и образование, и поэтому все будет работать “как раньше”, без отбраковки слабых и убыточных, потому что на всех хватит?



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru