Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 5, 2020

№ 4, 2020

№ 3, 2020
№ 2, 2020

№  1, 2020

№ 12, 2019
№ 11, 2019

№ 10, 2019

№ 9, 2019
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Святослава Кожухова

Школьные уроки по теме "История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР": По итогам Пятого межрегионального конкурса учителей в 2007 году

Раскаяться и навсегда запомнить

Школьные уроки по теме “История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР”: по итогам Пятого межрегионального конкурса учителей в 2007 году. Научный редактор И.А. Мишина. — М.: Права человека, 2007.

Это издание пытается противостоять тревожной тенденции — забвению преступлений власти в отношении общества. В него вошли конспекты лучших уроков истории, граждановедения и литературы из разных регионов России, присланные на конкурс, проводимый по инициативе Музея и общественного центра им. Андрея Сахарова дополненные фрагментами лучших работ школьников и материалами итоговой конференции конкурса.

Историческая память общества не является чем-то столь же естественным, как личная память человека. Ее необходимо формировать. И от того, кто, как и какие преследуя цели ее формирует, будет зависеть ее содержание. История не является точной наукой, поэтому кристальная объективность тут недостижима. Но помимо нахождения истины в последней инстанции могут быть и другие благородные цели. Например, создание в стране с авторитарным прошлым демократического общества. Именно это является конечной целью тех, кто организовал конкурс учителей истории, обществознания и литературы, результаты которого публикуются в данном издании.

“Россия живет, не понимая, что с ней произошло, — пишет в предисловии тогдашний исполнительный директор Фонда Сахарова, директор Музея и общественного центра “Мир, прогресс, права человека” имени Андрея Сахарова Ю.В. Самодуров. — Еще лет пять назад мы (вряд ли большинство населения, но очень многие) думали, что в 1991 году в нашей стране произошла демократическая революция. Позже мы думали, что она не получилась, теперь сомневаемся, что события 1991 года были демократической революцией. Еще более резко в течение последних 15 лет у российского населения менялись представления о советском периоде истории нашей страны”.

О репрессиях заговорили было вслух после доклада Хрущева на XX съезде партии в 1956 году, но после отстранения Хрущева от власти это закончилось. С середины 1980-х тема постыдного прошлого вновь вошла в обиход, но в последние годы общественный интерес к ней был снова погашен. В сознание общества внедряют убеждение, что не стоит “очернять героическое прошлое”.

Группа историков и педагогов ищет пути влияния на ситуацию на уровне средней школы. Что и как нужно рассказать детям о советской действительности, чтобы будущие поколения не повторили ошибок прошлого? И как это рассказать в условиях, когда за пределами школы ребенок может столкнуться с противоположной точкой зрения? Что делать, если значительная часть общества лишена исторической памяти и считает Сталина героем, и бабушка с вошедшей в подкорку мозга скороговоркой “Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство” скажет внуку, что учитель все врет?

Устроители конкурса выдвигают идею изменения принципа построения школьного урока по общественным дисциплинам. У традиционного урока, говорит редактор-составитель издания, старший преподаватель кафедры истории, социально-политического образования и права Академии повышения квалификации и переподготовки работников образования Российской Федерации И.А. Мишина, есть один характерный недостаток: ученик всегда является объектом процесса обучения. “Его задача — как можно лучше воспроизвести чужие мысли и чужие действия, имитируя собственные”. В результате такого обучения человек выносит из школы ощущение, что от его самостоятельной воли в этой жизни ничего не зависит, и инстинктивно ищет того, кто бы мог руководить им дальше, — авторитет. “По сути дела, — говорит И.А. Мишина, — это логика формирования личности в условиях авторитаризма”. Необходимо изменить роль и место ученика на уроке; говоря философским языком, преобразовать субъект-объектные отношения в субъект-субъектные. В этом случае разрушается вертикальная иерархия урока и учитель с учеником оказываются партнерами. Ученики должны сами ставить цели и задачи, определять форму урока, становиться его соавторами. Другой вопрос — как привлечь ребенка к такому соавторству? Ведь для этого нужна база, значительная теоретическая подготовка. А теорию так или иначе должен предоставить учитель. Значит, он должен рассказать то, что вызовет их личный интерес к данному материалу.

Материалы конкурса показывают, что эта задача пока не решается. Представленные уроки предполагают основательную подготовку. А как подать тему неподготовленным ученикам — пока на этот вопрос оригинального ответа нет. Ясно, что репрессии — это плохо. Но сказать это детям — еще не значит заинтересовать их в предмете настолько, чтобы они захотели подготовится к уроку нового уровня. Для этого, надо полагать, конкурс и создан, чтобы по ходу его проведения искать решения поставленной задачи.

У представленных в книге уроков занимательные заголовки и подзаголовки. Очень разнообразны и изобретательны заявленные формы проведения уроков. Тут и урок-“калейдоскоп” с элементами литературной гостиной, и гуманитарный мастер-класс с элементами киноурока, и урок-презентация виртуального музея. Сами уроки — это уроки-образцы, хорошо отрепетированные уроки. Дети на них говорят заготовленными текстами, живого хода их мыслей практически нигде не прослеживается. Видимо, этого и не предполагалось — это же не социологическое исследование, и раздел с конспектами уроков, видимо, предназначен для специалистов-педагогов, чтобы они могли почерпнуть там какие-то идеи для учительской практики. За формулировками заглавий чаще всего трудно увидеть принципиальное различие между презентацией, “калейдоскопом” и уроком-семинаром. Тем более что конспекты даны не полностью и местами напоминают проекты: здесь учитель подводит итоги, здесь ученики высказывают свои мнения…

Большая часть вопросов, обсуждаемых в материалах конференции по итогам конкурса, не касается собственно педагогических задач. Доклады в целом посвящены сложности преодоления прошлого нашим обществом. Например, доктор философских наук, главный научный сотрудник Института социологии РАН, профессор РГГУ И.Г. Яковенко в своем докладе “Культурные истоки тоталитаризма в России” развивает на примере российского государства идею, что всякая культура устроена таким образом, что формирует человека, который в ней воспитан, в лояльности к себе самой, и необходимо разобраться, какие качества самого общества приводят к возникновению проблем, вместо того чтобы искать более или менее внешние причины. Скажем, не объяснять сталинские репрессии преступностью советской власти, а задуматься, как предлагает Яковенко, над тем фактом, что в эпоху “большого террора” примерно за два года в компетентные инстанции поступило пять миллионов доносов. И писали их не советские чиновники, а простые люди. Такие же, как те, кто сейчас считает Сталина героем, а период сталинизма в России — героическим прошлым страны.

Как замечает в своем докладе Е. Лёзина, магистр политических наук Манчестерского университета, “данные социологических опросов показывают явную связь между повышением самооценки жителей России и падением интереса к преступлениям сталинской эпохи. Чем больше наступало разочарование общества в экономических и политических реформах 90-х годов, тем сильнее звучала апелляция к советскому прошлому, происходила романтизация этого периода, а преступления этой эпохи забывались. <…> В России активизировавшаяся в период перестройки память о преступлениях советской эпохи постепенно вытеснилась и притупилась, приводя к возрождению имперских амбиций и националистических настроений”.

Создание свободного цивилизованного общества в странах, переживших тоталитарный режим, — это не то же самое, что создание такого общества в принципе. Потому что первое, что нужно сделать, — это преодолеть свое прошлое. Преодолеть — это, во-первых, не предать забвению; во-вторых, осознать; в-третьих, раскаяться и навсегда запомнить, чтобы больше никогда не повторить, потому что “…всякий, кто закрывает глаза на прошлое, становится слепым и к настоящему. Кто не желает помнить о бесчеловечности, тот становится восприимчив к новому заражению…” — проводя параллели между российскими и германскими процессами и апеллируя к немецкому опыту преодоления прошлого, Е. Лёзина процитировала речь президента ФРГ Рихарда фон Вайцзеккера на сорокалетие окончания Второй мировой войны 8 мая 1985 года.

Сегодняшний рост национализма и авторитаризма в России — последствия непережитого прошлого; на этом сошлись все участники проекта, которые делают важное дело. Хочется надеяться, что оно будет делаться по-прежнему из года в год и приносить достойные плоды.

Святослава Кожухова



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru