Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 11, 2019

№ 10, 2019

№ 9, 2019
№ 8, 2019

№ 7, 2019

№ 6, 2019
№ 5, 2019

№ 4, 2019

№ 3, 2019
№ 2, 2019

№ 1, 2019

№ 12, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Ревекка Фрумкина

Научные издания информационно-аналитического центра "Сова". - М.: Центр "Сова"

“Свобода приходит нагая…”

Пределы светскости. Общественная дискуссия о принципе светскости государства и о путях развития свободы совести. Сб. статей. Сост. А. Верховский; Цена ненависти. Национализм в России и противодействие расистским преступлениям. Сб. статей. Сост. А. Верховский;
Путями несвободы. Сб. статей. Сост. А. Верховский.
— М.: Центр “Сова” (Научное издание), 2003—2005.

В России можно прожить жизнь и ни разу не столкнуться с самыми элементарными институтами гражданского общества, будь то организация граждан наподобие общества налогоплательщиков, конфедерации потребителей, общества родственников душевнобольных или же суд и прочие организации, регулирующие повседневную жизнь (кстати, ГИБДД существует именно как субъект, реально действующий вне правового поля) или ассоциации по профессиональному признаку — например, общество воспитателей детских садов.

А еще можно вообще ничего не знать о законах — если лично вы их не преступали. Исключение составляют такие процедуры, как “регистрация” в МВД или оформление документов у нотариуса — если вам больше четырнадцати или если вы заверяли какую-нибудь доверенность, то этот нехитрый опыт у вас имеется. Такова реальная жизненная и житейская практика каждого из нас, заурядных граждан. В связи с чем стоило бы напомнить, что само это слово — гражданин — у нас фикция, поскольку не только обладание гражданскими правами, но даже понятие об объеме этих прав для большинства из нас нечто совершенно экзотическое.

Судите сами.

Мы голосуем за неизвестных нам лиц — будь то парламент или муниципальные органы. Мы слышим о каких-то политических партиях и движениях, но понятия не имеем, кого они представляют и каковы их устремления.

Большинство из нас никогда в жизни не разговаривали с адвокатом и не консультировались с юристами. Нарушаются ли наши права и в чем они в каждом случае состоят, мы узнаем лишь в самых критических ситуациях. Или не узнаем. Ибо конфликты решаются не через суд, а через взятки, мордобой или подковерные действия лиц любого ранга, включая ответственных госчиновников. И чаще всего отнюдь не в нашу пользу.

Приведу один лишь пример, зато куда как красноречивый.

Существует Семейный кодекс РФ, согласно которому гражданский брак (у нас это означает, что вы не обращались в ЗАГС; если же соединил вас батюшка, раввин или иной облеченный таким правом священнослужитель — наше государство это в расчет не принимает) порождает те же взаимные обязательства супругов, что и брак, зарегистрированный государством. И вдруг мы совершенно случайно узнаем из одной (!) передачи “Эха Москвы”, что отныне гражданский брак как юридический институт государством не признается (от какого ныне — я узнать не сподобилась, равно как и не знаю, где искать это решение). Меж тем, по некоторым данным, примерно 30% реальных домохозяйств приходится на супругов, не обладающих “бумажкой” из ЗАГСа. И что им теперь делать? Как быть с имуществом, его дележом в случае реального развода, с его наследованием и т.д.? Юристы — и те в затруднении, а граждане?

Казалось бы, такого рода изменения в законе, касающиеся очень многих, а в принципе — всех лиц брачного возраста — должны быть немедленно доведены до сведения всех граждан. Телевидение-то зачем?

Мы слышим разные слова — светское государство, право наций на что-то там такое, свобода совести, правовое поле, местное самоуправление — а повседневная жизнь каждого из нас течет как бы сама по себе. Вот густонаселенный квартал почти в центре Москвы. Здесь нет ни одной булочной, ни одной молочной и ни одного, пусть даже самого примитивного, хозяйственного магазина. Зато нашлось место для четырех залов игровых автоматов и секс-шопа — кстати, все эти заведения расположены менее чем в ста метрах от школы. А в небольшом старинном городе вблизи известного монастыря в государственной школе ввели якобы факультатив, а на самом деле — обязали детей изучать Новый Завет.

Все возмущены. Но это — эмоции.

Вы хотя бы приблизительно представляете, как именно вы можете законно обжаловать подобные ситуации? Нет, не поговорить дома на кухне и во дворе с соседями, а заявить официально туда, где за все это реальные люди обязаны по нашим законам нести ответственность — и работают они за наши с вами деньги.

Но если наличие или отсутствие тех или иных законов и подзаконных актов никак не влияет на мою повседневную жизнь, то зачем мне их знать? Если я не вижу никого, с кем я хотела бы кооперироваться, чтобы быть сильнее именно в качестве гражданина, ответственного даже не вообще за свою страну, но, к примеру, хотя бы за образование своих детей и внуков, то тем самым я признаю не закон и права человека, а тиранию и господство права сильного.

Так мы и живем, неявно для самих себя подтверждая известную из Маяковского строку “единица — ноль”. Обыватель потому и ноль, что он не гражданин. Так что в той мере, в какой наши гражданские права ничем и никем не гарантированы, мы все — беспомощные нули. Если вы со мной согласны, то излишне объяснять, почему именно в нашем социуме столь необходима деятельность независимых от государства правозащитных организаций.

В самом начале перестройки наиболее активные наши соотечественники — и те, кто в недавнем прошлом были жертвами политических репрессий, и просто вовлеченные в процессы перемен — объединили свои усилия с убеждением, что мы сами должны обеспечить невозможность возвращения назад, в тоталитаризм. Тогда и возникло общество “Мемориал” и другие организации со сходными целями.

Исторически сложилось так, что в нашем социуме наиболее уязвимыми группами оказались солдаты и жертвы межнациональных и межконфессиональных конфликтов. Из необходимости защиты подобных интересов возник “Комитет солдатских матерей” и многие негосударственные центры, защищающие права национальных и религиозных меньшинств.

В русле подобных устремлений сформировался и Информационно-аналитический центр “Панорама”. Эта независимая общественная организация была создана в 1991 году на базе редакции одноименной газеты. Область интересов “Панорамы” как исследовательского центра охватывала различные сферы развития современной России — от создания справочной литературы по системе управления Российской Федерации до исследования новых политических явлений в современной российской жизни. Одним из направлений деятельности стало изучение экстремистских организаций в России, которые становились реальной угрозой для позитивного развития политических процессов в стране.

В рамках этого направления “Панорамой” было издано множество работ, наиболее известными из которых стала серия из шести книг — я перечислю их, чтобы сделать более ясной область интересов “Панорамы”. Это “Политический экстремизм в России”, 1996 (А. Верховский, А. Папп, В. Прибыловский); “Национал-патриотические организации в России. История, идеология, экстремистские тенденции”, 1996 (А. Верховский, В. Прибыловский); “Левые в России. От умеренных до экстремистов”, 1997 (А. Тарасов, Г. Черкасов, Т. Шавшукова); “Национализм и ксенофобия в российском обществе”, 1998 (А. Верховский, Е. Михайловская, В. Прибыловский); “Этнический сепаратизм в России”, 1999 (Т. Музаев); “Политическая ксенофобия. Радикальные группы. Представления политиков. Роль Церкви”, 1999 (А. Верховский, Е. Михайловская, В. Прибыловский).

Отмечу, что эти книги, как и те, что будут обсуждаться ниже, сопровождены грифом “научное издание”. То есть это не публицистика, а результаты исследовательской деятельности, которые могут быть использованы как профессиональными политиками, журналистами, политологами, так и просто заинтересованными лицами с достаточно высоким образовательным уровнем. В том числе — и на это я хотела бы обратить особое внимание — школьными учителями, преподающими предметы гуманитарного цикла, да и не только их.

Вот, например, не так давно и у нас появился такой вид общественной активности, как флеш-моб. Думаю, не все знают, что это такое. В самом общем виде — это группа людей (хотя бы человек пятьдесят, все же mob — это по-английски “толпа”), которые по договоренности собираются вместе на короткий промежуток времени (flash — это “вспышка”), чтобы молча выразить свое коллективное мнение. Свою принадлежность к группе участники обозначают какими-либо ленточками, значками, бейджиками и т.п.

Понятно, что флеш-моб имеет смысл устраивать там, где без явного нарушения общественного порядка можно привлечь к себе побольше внимания. Теперь вообразите обычного молодого человека или девушку, который идет мимо и видит это довольно-таки впечатляющее действо. Он/она спрашивает: “Вы кто?” А ему говорят: “Мы бело-зеленые, давай с нами” — и дают соответствующую ленточку. Кто эти бело-зеленые, против чего или против кого они — неизвестно. Зато — они вместе. Это, знаете ли, соблазн. А у кого спросить? То-то и оно.

Не про всех в Интернете написано, да и не всегда понятно, что имеется в виду. Вот я из чистого любопытства зашла на один сайт и поразилась: руководителей некоего движения (я намеренно не называю ни сайт, ни имена) я знавала, когда они только в школу пошли — славные детишки из очень достойной и высокообразованной семьи потомственных русских интеллигентов. А движение — откровенно националистическое. Значит, кто-то должен уметь разбираться в программах, в подтекстах, в генезисе и прецедентах, в риторике и реальных целях, а не довольствоваться эмоциями и поверхностными аналогиями. То есть следует заниматься этим профессионально. Центр “Сова”, изданиям которого посвящен данный обзор, именно это и делает. Эта независимая исследовательская организация выросла из “Панорамы”. Она обеспечивает информацию и мониторинг по широкому кругу проблем, часть из которых была мною упомянута выше.

У “Совы” нет особой целевой аудитории — иначе говоря, ее информация (и сайт) адресована всем гражданам нашей страны. Именно поэтому публикации “Совы” подчеркнуто нейтральны и направлены на то, чтобы граждане имели представление о самых разных точках зрения.

Конечно, в нашем социуме любая открытая дискуссия все еще в новинку, тем более что спорить нас не учат. (Меж тем в далекой Австралии уже на студенческой скамье проводятся конкурсы ораторов, называемые “Дебаты”). Тем поучительнее была конференция “Свобода совести и светскость государства: проблемы и решения” (ноябрь 2004 года), на основе которой был подготовлен сборник “Пределы светскости”. Пафос сборника в том, чтобы читатель мог включиться в диалог трех сторон, редко в такой диалог вступающих, — правозащитников, экспертов-религиоведов и представителей православно-консервативной общественности.

Я оставлю в стороне наиболее социально острую дискуссию о преподавании религии в светской школе и вообще о месте религии как составной части культуры, поскольку в данном случае по крайней мере понятно, о чем речь. Выделю как специальную, но содержащую особенно важную информацию статью Элизабет Сьюэлл “Сравнительная характеристика светских государств и равенство религиозных организаций”. В данном случае вниманию читателя предлагается сводка законодательных установлений разных стран, позволяющая прекратить спекуляции на тему точного смысла терминов светское государство или государственная религия. Читатель получает возможность обратиться напрямую к конституционным установлениям светских государств и государств, в разной мере сотрудничающих с религиозными учреждениями.

В том же сборнике можно найти фактические данные о том, что представляют собой протестанты в современной России, какие религиозные еврейские организации сейчас действуют в нашей стране, каковы отношения между государством и разными мусульманскими организациями. Я не уверена, что, например, так уж общеизвестно то обстоятельство, что в Татарстане Духовное управление мусульман было фактически создано администрацией Шаймиева, так что светская власть там фактически сращена с религиозной. А ведь это значит, что на территории светского государства Российская Федерация существует Татарстан как анклав, который если и считать светским, то, прямо скажем, в несколько “пиквикистском” смысле. Любые утверждения подобного рода нуждаются в подтверждении фактами — поэтому информационная деятельность “Совы” и обсуждаемые здесь публикации так необходимы.

Перед тем как перейти к обсуждению сборника “Цена ненависти”, я хотела бы отметить, что в массовом сознании понятие правозащитная деятельность нередко все еще связывается с временами борьбы за право читать Солженицына и “Доктора Живаго”. Тем временем Солженицына экранизировали, “Доктора Живаго”, так что актуальной становится не только борьба за свободу от страха (это выражение принадлежит Франклину Рузвельту), сколько за неотъемлемые гражданские права — в том числе реальные, а не декларируемые, равенство и братство.

Подробный отчет Г. Кожевниковой о проявлениях радикального национализма за 2004 год и первую половину 2005 года переводит проблему борьбы с национализмом и расистскими преступлениями из плоскости “вообще” в плоскость конкретики. Ужасают масштабы проявлений расового насилия и безволие государственных органов, прямая обязанность которых состоит в том, чтобы противодействовать националистическому радикализму.

Особый интерес вызывает работа А. Умланда “Негражданское общество” в России. Автор убедительно показывает, что само по себе многообразие неправительственных организаций не может считаться благом для России, поскольку немалая их часть является антилиберальными, националистическими, экстремистскими и даже фашизоидными образованиями. Откровенно скомпрометированными оказываются лишь очевидно крайние образования типа НБП, однако многие ксенофобские и даже профашистские группировки сильны именно тем, что избирают более изощренные пути внедрения своих идей в сознание масс. Автор использует понятие группускулы, введенное еще в 1999 году Р. Гриффином для характеристики мелких, но весьма активных экстремистских групп. Группускулы не могут претендовать на участие в легальной парламентской борьбе в силу своей малочисленности, но их активность в совокупности создает новый тип политической субкультуры, тем более опасной, что именно в ее недрах могут вызревать кадры для самых крайних действий в будущем.

Полезно прочитать подробный анализ идей и пафоса лидера наших “неоевразийцев” А. Дугина (статья Марлен Ларюэль). Фантастическая смесь идей в духе раннего итальянского фашизма, оккультизма разных мастей, а также заимствований из Константина Леонтьева, Эрнста Юнгера и Алена де Бенуа; как-никак пятнадцать написанных Дугиным книг, активное стремление влиять на молодых людей, призванных воскресить Великую Россию, — это вам не дряхлеющий Зюганов с его ностальгией по СССР.

Третий из обсуждаемых здесь сборников — “Путями несвободы” — как раз посвящен анализу некоторых идеологических течений, в том или ином виде определяющих наше сегодня и в особенности наше завтра. Ведь сказав о какой-то российской квази-политической группировке “это консерваторы”, мы, по сути, ничего содержательного не сказали. В России нет не только отчетливых традиций политической жизни, которые позволяли бы наполнить значением подобные привычные ярлыки, но нет и удовлетворительного дискурса, где бы регулярно актуализировались текущие политические смыслы.

Что такое, например, либерализм на нынешний русский лад? Какая у России (все еще империи!) может быть национальная стратегия?

Институт национальной стратегии — это пожалуйста. Есть еще и Совет с подозрительно похожим названием, но вроде бы с совсем иной направленностью. И еще много разных советов и институтов, квазипартий, протопартий и группускулов. Это только на первый взгляд кажется, что все это не так уж важно — была бы свобода. Из материалов сборника “Цена несвободы” становится понятным, что и со свободой дело обстоит не лучшим образом. Об этом и о многом другом, вынужденно оставленном мною за рамками данного обзора, читайте на сервере Информационно-аналитического центра “Сова”: http://sova-center.ru

Ревекка Фрумкина

 



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru