Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 4, 2019

№ 3, 2019

№ 2, 2019
№ 1, 2019

№ 12, 2018

№ 11, 2018
№ 10, 2018

№ 9, 2018

№ 8, 2018
№ 7, 2018

№ 6, 2018

№ 5, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


М.г

Четвертый международный фестиваль "Биеннале поэтов в Москве"

Поэзия на развалинах империи

Четвертый международный фестиваль “Биеннале поэтов в Москве”.
27 сентября — 1 октября 2005.

По традиции этот проходящий раз в два года фестиваль предоставляет слово не столичной литературе, а гостям из ближнего и дальнего зарубежья. Ныне гвоздем программы стали украинские, немецкие и израильские поэты; как русскоязычные, так и “иностранные”.

Увы, достоинства поэтов, пишущих на немецком и иврите, обсуждать нелегко, ибо любая поэзия в переводе, даже хорошем, трансформируется до неузнаваемости. Зато с уверенностью можно сказать, что “русские немецкие” и “русские израильские” поэты, приехавшие на фестиваль, необычайно интересны.

Так, немецкая программа подарила слушателям Сергея Соловьева и Алексея Парщикова, авангардиста Сергея Бирюкова и “странного” традиционалиста Олега Юрьева. Израильская программа, проходившая при поддержке проекта “Эшколь”, в числе прочих представила, пожалуй, самых интересных современных русскоязычных израильских поэтов — Александра Бараша, Михаила Генделева и Гали-Дану Зингер, у которой в рамках фестиваля прошла презентация книги, выпущенной в поэтической серии “Воздух”.

Украинская программа познакомила слушателей с симферопольцем Андреем Поляковым, киевлянином Александром Кабановым, одесситом Борисом Херсонским и харьковчанкой Ириной Евсой. Добавлю, что если Полякова, Кабанова и Евсу московские любители поэзии знают уже достаточно хорошо, то Борис Херсонский, впервые выступивший на столичных площадках, оказался настоящим открытием фестиваля:

Я видел: в казанском кремле снова стоит мечеть.
Я слышал: в Москве не так свободна печать.
Я знаю, что истлевать не страшно ничуть.
Стоит только начать…

“Украинских украинских” поэтов представляли Сергей Жадан и Галина Петросаняк. Но если украиноязычные поэты могли оценить достоинства своих русских коллег без перевода, то для представления украинских переводчики — ими выступили Игорь Сид и Андрей Пустогаров — все же потребовались. Тем не менее, хотя бы в общих чертах оценить достоинство плотных и насыщенных метафорой верлибров Жадана и женственной лирики Петросаняк слушатели все же смогли. Объединил же русскую и украинскую поэзию в своем лице выходец из Днепропетровска, ныне московский поэт Аркадий Штыпель, прочитавший свой перевод на украинский хрестоматийного пушкинского “Мороз и солнце...”.

Американская русская поэзия была представлена выступлениями Полины Барсковой, Андрея Грицмана, Вадима Месяца, Бахыта Кенжеева, Владимира Гандельсмана, Марины Темкиной, Кати Капович — если бы в качестве иностранных гостей присутствовали только эти авторы, это уже бы сделало фестиваль событием…

Перечислить все мероприятия фестиваля трудно. Это и поэтические чтения “Экстремальный опыт в современной поэзии” (поэты Линор Горалик, Демьян Кудрявцев, Елена Фанайлова), и вечер поэтов из Калининграда, и вечера африканских поэтов. Это и выступление лауреатов премии “Дебют”, и мини-фестиваль голосового стиха, и организованный Борисом Колымагиным вечер духовной поэзии. Были еще организованная Игорем Сидом забавная акция “Голова поэта” (“круглый стол”, в котором приняли участие поэты с травмой головы и психиатры) и вечер проекта “Полюса” (Виталий Кальпиди — Светлана Кекова). Состоялось вручение премий: “Москва-транзит” (Большая — Виктор Кальпиди, малая — Полина Барскова) и “Человек-Легенда” (Наталья Горбаневская, Алексей Парщиков). Были также и презентации книг: новой серии “Воздух” (от мандельштамовского “ворованного воздуха” — М., Арго-Риск), русско-немецкой антологии “Диапазон” (М., Университет Натальи Нестеровой), новых книг серии “Поэты русской диаспоры” (М., НЛО), а также вышедшей в том же издательстве антологии “Освобожденный Улисс”, сведшей воедино все сколько-нибудь заметные явления в русской поэзии последнего десятилетия за пределами России.

Одно из самых ярких и зрелищных событий фестиваля — “Слэм на развалинах”: чтение стихов под сводами “Билингвы”, недавно сгоревшего и еще не отстроенного литературного клуба. За спинами читавших группа “Огненные люди” во мраке размахивала пылающими веерами и факелами, выводя в теплом воздухе причудливые огненные кривые…

Вообще, фестивалю несказанно повезло — ожидать, что в конце сентября не прольется ни капли дождя и воздух прогреется до двадцати градусов тепла, не могли даже поэты… Как следствие, висящая поперек Калининского растяжка “Москва — город поэтов” получила вполне наглядное подтверждение: толпы поэтов шли по центру от одной поэтической площадки фестиваля до другой…

Отличался ли этот фестиваль от предыдущих? Да, безусловно. Президент фестиваля, поэт и депутат Евгений Бунимович, открывая фестиваль, подчеркнул его неформальность, камерность — действительно, ни одного “литературного генерала” на поэтических площадках задействовано не было.

Почти не были задействованы и “толстые” журналы — правда, в числе организаторов фестиваля числились “Иностранная литература” и “Октябрь”, но “октябрьские” вечера, посвященные журнальной программе “шелковый путь поэзии”, — формально присутствуя в программе, оказались как-то вне фестиваля. Правда, перед открытием фестиваля прошел вечер журнала “Знамя”, представившего свой недавний выпуск, посвященный Татьяне Бек, — но и это слишком специальное мероприятие было как бы за рамками фестиваля. Ощутимым было также отсутствие единственного в России поэтического журнала “Арион”. Впрочем, приуроченных к фестивалю мероприятий было так много, что, если бы к ним добавились еще и вечера журналов, участники и слушатели наверняка оказались бы в печальном положении буриданова осла: и без того успеть на все поэтические площадки было физически невозможно.

Зато в полной мере проявили себя московские литературные клубы и салоны: “Классики ХХI века”, “Премьера”, “Авторник”, “Проект О.Г.И”, “Крымский клуб”, даже еще не отстроившаяся после пожара “Билингва”.

“Диалектика преодоления” — девиз этого поэтического фестиваля, видимо, должен означать, помимо всего прочего, и восстановление целостности русской поэзии, реконструкцию единого поэтического пространства. Казалось бы, учитывая нынешнюю информационную свободу (Интернет все-таки великая вещь), не столь уж сложное это дело. И все же живое общение, живой голос поэзии насущно необходим. И то, с каким энтузиазмом поэты из разных стран обменивались книжками, — яркое тому подтверждение.

М. Г.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru