Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 9, 2020

№ 8, 2020

№ 7, 2020
№ 6, 2020

№ 5, 2020

№ 4, 2020
№ 3, 2020

№ 2, 2020

№  1, 2020
№ 12, 2019

№ 11, 2019

№ 10, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Галина Ермошина

Введенская сторона. Гуманитарный журнал для школьников (Старая Русса)

В стороне
от больших городов

“Почему у него такое название? Так по имени Введенской церкви в старину называлась часть города Старая Русса, в котором выходит наш журнал”. Старая Русса — небольшой районный город в Новгородской области. Известен с XI века, достаточно древний, чтобы иметь какие-то свои устоявшиеся традиции. Именно в Старой Руссе и издается журнал “Введенская сторона” при поддержке Института “Открытое общество”, Новгородского областного комитета культуры, кино и туризма, а также Старорусской типографии. Редактор — известный в городе руководитель творческой художественной мастерской, член Союза художников России Николай Локотьков: “Надеюсь, что этот журнал станет для вас, дорогие ребята, введением в храм духовности и искусства, введением в жизнь и профессию, свяжет вас с историей и культурой, поможет испытать радость от первой публикации, поможет обрести новых друзей или себя”.

Своей направленностью именно на духовное и творческое развитие школьников этот журнал, конечно же, выгодно отличается от повсеместной глянцевости различных “Cool”, “Cool girl”, “Yes” и им подобных имитаций журналов для подростков на новорусский лад. Хотя и “Введенская сторона”, скорее всего, тоже имитация, но несколько другого направления, “старорусского” — в сторону “Нашего современника”. Журнал красочно оформлен, имеет множество занимательных рубрик, большая часть опубликованных материалов создается самими школьниками. В рубрике “Мастера модернизма” можно прочитать краткие энциклопедические статьи об известных художниках. Здесь реализуется популяризаторская и просветительская функция для тех, кто впервые знакомится с искусством, ибо трудно представить себе ученика художественной школы, не знающего, кто такие Пикассо и Матисс. В детских рисунках проявляется бережная наивность и радость от встречи с миром. В них нет ничего такого, чего нельзя было бы увидеть вокруг. Темы и сюжеты самые простые, обыденные — лесные речки, домашние животные, портреты одноклассников. Особенно много сюжетов на православную тему — русские храмы, русские праздники. На одной из страничек под рубрикой “Домашняя церковь” уютно устроились размышления об ангелах и рисунки совсем маленьких детей, 4—8 лет, где ангелы похожи на принцев, бабочек или праздничный салют. Вообще, православная тематика является ведущей, но журнал не ограничивается ею. Духовное развитие понимается довольно широко и включает в себя большой комплекс творческих занятий. Здесь можно найти полезные советы художникам — как подготовить холст, как хранить краски. Для музыкантов — разговор о музыкальных инструментах. Для юных поэтов — примеры из великих. И в то же время журнал — это сцена, или арена, или манеж, где дана возможность попробовать свои силы 12—18-летним. Много чисто краеведческих материалов — о доме-музее Достоевского, репортажи с выставок, конкурсов и фестивалей, рассказы о местных иконах и открытках. Важно и то, что журнал старается быть в диалоге с читателями, разговаривать с ними на равных, дать возможность высказаться всем, кто этого захочет. Конечно, это и попытка разговора с миром — с помощью кисти, слова.

Интересно и то, что никто не дает каких-либо оценок художественному творчеству детей. Честно говоря, далеко не все опубликованные работы, как живописные, так и литературные, могли бы быть интересны кому-то, кроме самого автора и его близких знакомых. Главное для редакции — не оценить, а дать возможность проявить себя. Может быть, составителям не хватает жесткости, более четких и осознанных критериев отбора материала? Но не исчезнет ли тогда милая провинциальная непосредственность и наивность как взрослых, так и детей? Конечно, такая нетребовательность заведомо снижает качество опубликованных работ, но зато и не обижен никто. Но и говорить о каких-то ярких открытиях тоже не приходится. Все довольно ровно и не очень выразительно. Чтобы представить себе уровень журнала, совсем не обязательно ехать в Старую Руссу. Зайдите в любую художественную школу любого провинциального города. На ее стенах вы увидите точно такие же изображения. Трудолюбие и терпение еще далеко не талант. И легче всего не мудрствуя лукаво просто изобразить то, что видишь перед собой, будь то классический натюрморт из бутылки, кубика и скрипки или деревенский домик в снегу. Взгляд этих юных художников еще не научился проникать в глубь предмета, за его оболочку и видеть так, как может увидеть именно художник, воспринимающий мир чуточку по-другому, чем все остальные люди. Свой собственный взгляд часто подменяется заимствованным. Вместо открытия — вполне ученические и вполне предсказуемые работы. Оно и понятно — вряд ли в Старой Руссе найдется изрядное количество гениев, работ которых хватило бы на несколько выпусков журнала. Литературное творчество тоже на уровне школьной самодеятельности. Но может быть, в этом и состоит путь, попытка, поиск?

Строго говоря, никакой особой концепции у журнала нет. Перемешано все — собственное творчество детей, работы классиков, статьи против наркомании, Матисс и Бродский, граффити и правила поведения детей летом на даче. Не оставляет ощущение некоторого непрофессионализма. Без сомнения, создатели журнала руководствовались самыми благими намерениями, и их цели были благородными и добрыми. Но журнал так и не обрел своего лица, не состоялся как единое целое и вызывает в памяти школьные стенгазеты — здесь и передовица, и стишок классика, и рассказ на тему “Как мы ездили в Петербург”, и полезные сведения из энциклопедии, и непременный кроссворд в конце. Доброжелательность, благолепие, благочинность и... несамостоятельность. Из рамок провинциального города журнал явно не вышел и интересен только тем, чьи работы в нем опубликованы. Но, несомненно, для Старой Руссы появление такого журнала — важный факт: детям, конечно, приятно увидеть свои работы опубликованными. Остается только завидовать подросткам, имеющим свой журнал, отражающий наивный, добрый мир российской глубинки. При всем желании в позиции создателей нет и доли высокомерия, страсти к поучительству или наставлению. Почти нет и амбиций. Скромное заявление о себе — пока только заявление, не выходящее из рамок самодеятельности. Но не станет ли это любованием собой? Взгляд с позиции “это хорошо, потому что это — наше”? С позиции, идущей не от ценности создаваемого, не от его качества, а от принадлежности к определенной группе, в данном случае — территориальной. И, в конечном счете, не ударит ли такой провинциальный патриотизм по самим детям? Воспитанным на том, что они — гении Старой Руссы, не придется ли им потом постоянно убеждаться в обратном?

Это очень трогательный журнал, милый, наивный и какой-то открыто-беззащитный. Он теплый, свойский такой, без особых претензий, без столичного снобизма, и, в общем-то... пока никакой.

И все же в этой огромной массе довольно безликих стихов, рассказов, рисунков есть такое, за что цепляется взгляд. Свое необычное видение мира у художницы Саши Козловой. “Есть люди-дома, бывают люди-окна; случаются люди-стены. К каждому — свой ключ, у каждого — свой язык. Я еще не знаю, чего стою и что могу. Тем не менее, я — это то, что я делаю”. И графика — легкая, убегающая линия, почти не связанная ничем, кроме пустого пространства, разворачивает в пределах листа подземную улитку, из которой вырастают хрупкие ажурные ветки. У нее свой путь к тому миру, что видит каждый, свой способ зрения. И самое главное — сомнение в себе, поиск нового и непонятного. Способность изменяться, внимательно глядя вокруг.

Галина Ермошина



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru