Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 7, 2019

№ 6, 2019

№ 5, 2019
№ 4, 2019

№ 3, 2019

№ 2, 2019
№ 1, 2019

№ 12, 2018

№ 11, 2018
№ 10, 2018

№ 9, 2018

№ 8, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Дмитрий Дмитриев

Наследие А.Т. Твардовского в вузовских сборниках

Новизна в каноне

Наследие А.Т. Твардовского в вузовских сборниках.

Удивительно, но сборники научных работ продолжают регулярно выходить в вузах России. Профессора, доктора, кандидаты и будущие кандидаты отрезают от своих мизерных зарплат от 50 до 100 рублей за публикацию странички своего исследования и снова берутся за кропотливый труд. А иногда случается праздник — такой, например, как юбилей поэта.

На родине Александра Трифоновича Твардовского, в Смоленске, отметили его 90-летие широко, тем более что юбилей совпал с другими знаменательными для смолян датами — 100-летием М.В. Исаковского и 90-летием Н.И. Рыленкова. Педагогический институт с помощью комитета по культуре областной администрации выпустил материалы научной конференции “Творчество М.В. Исаковского, А.Т. Твардовского, Н.И. Рыленкова в контексте русской и мировой культуры”. Благодаря памятной дате скромный межвузовский сборник приобрел тираж более чем достойный для любого литературоведческого издания — 2500 экземпляров.

В Воронежской области поэт не жил, лишь посещал ее в 1951 году в качестве кандидата в депутаты, оттого и не мог, к сожалению, Воронежский государственный университет рассчитывать на поддержку областной администрации, выпуская сборник научных работ “Творчество А.Т. Твардовского и русская литература”. К сожалению, ибо одно имя В. Акаткина говорит о том, что этот город по праву может считаться центром изучения творчества Твардовского. Тираж добротно оформленного и отпечатанного в солидной типографии сборника научных трудов — 200 экземпляров, что, в общем-то, по нынешним временам тоже немало для вузовских сборников. Юбилей стал хорошим поводом обобщить наработки последних лет.

Несмотря на различия в названиях сборников: смоленский — “…в контексте русской и мировой культуры”, воронежский — “…и русская литература”, а также на естественную разность подходов к их формированию, проще рассматривать их в совокупности, к тому же некоторые ученые приняли участие в двух проектах (В. Ильин, С. Страшнов, С. Туманова и др.). Да и нет у нас такой задачи — решить, какой из них лучше.

Людям неискушенным может показаться, что изучение творчества Твардовского идет по давно сложившимся канонам. Велико было бы их удивление при знакомстве с этими новыми книгами о поэте.

Остановимся сначала на работе известного ивановского ученого С. Страшнова, чья статья по заглавию и по положению в сборнике может претендовать на роль концептуальной. Она совсем не похожа на традиционные юбилейные славословия. Автор, тщательно и точно подбирая слова, рассуждает о месте поэта в русской литературе ХХ века, приходя подчас к весьма парадоксальным на первый взгляд выводам. Так, Страшнов обращает внимание на специфичность традиций Твардовского: с одной стороны, он — главный ориентир для запоздалых популяризаторов “тихой” лирики, поэтов-фронтовиков второго призыва, создателей “державных” поэм; но “уроки Твардовского были усвоены ими по преимуществу декларативно и подражательно — в самом неизменном и хрестоматийном своем виде. С другой стороны, его капитал не делили, а наращивали авторы, фотографического сходства с поэтом не имевшие, представители, как говаривали в старину, вольной или потаенной лиры: В. Корнилов, Н. Коржавин, Б. Слуцкий, Н. Панченко, Б. Чичибабин, В. Высоцкий с их принципиальными гражданскими позициями, лаконичными картинами — характеристиками истории и современности, опорой на здравомыслящего народного героя”.

Соглашаясь с Ю. Кублановским, С. Страшнов называет путь “новизны в каноне” самым трудным, но самым плодотворным. Автор отмечает, что путь А.Т. — это путь “летописца и просветителя”, и, соглашаясь с фактом, что поклонников у него поубавилось, выражает надежду на то, что век Твардовского-поэта не окажется коротким.

В. Акаткин пишет о “мысли семейной” в ранних стихах Твардовского. Тема в статье то расширяется до размеров целой страны, то умышленно сужается до одной отдельно взятой семьи — семьи А.Т. “В 20-е годы молодежь хвалебно называют авангардной силой революции, а стариков — ее ненужным балластом”, — такова была отправная точка молодого Твардовского, продиктованная временем; но поэт, “переболев размежеванием и враждой, призывает “милость к падшим”, зовет нас к единению в стране-семье, к осознанию себя народом”.

С. Туманова рассуждает о сиюминутности и вечности времени, чувстве долга и чувстве невосполнимой потери на примерах послевоенной лирики поэта. Литературовед акцентирует внимание на поразительной смене настроения в миниатюре “Я знаю, никакой моей вины”, когда на столь коротком отрезке стиха твердое убеждение — “я знаю” — преобразуется в сомнение “все же, все же, все же…”.

Е. Борисова говорит о высокой писательской культуре А.Т., его обостренном чувстве ответственности за свой талант. Соль статьи — синтаксическая структура стихов Твардовского, иллюстрирующая один из основных принципов поэта — экономность выражения. Читая статью, проникаешься словами А.Т. о том, что “с точки зрения поэтической, может быть, самое интересное у меня — это синтаксис”.

Авторы статей не ограничиваются “чистым литературоведением”. В сборниках переплетены фольклористика и краеведение, история и философия, лингвистика и методика преподавания литературы. Стоит отметить, что попытка собрать воедино труды ученых разных специальностей не всегда дает положительный эффект. Вряд ли подходит для сборника узкоспециальная лингвистическая работа “Словоформы на <-о> в поэме А.Т. Твардовского “Василий Теркин” Н. Новиковой и М. Трубалевой. Завершающий статью вывод о том, что “выявленные семантические группы показывают лексическое богатство поэтической речи самого писателя, его любовь к родному слову”, ничего, кроме недоумения, не вызывает, несмотря на то, что познания авторов в области морфологии очевидны, равно как и высочайшая синтаксическая квалификация Е. Троицкого, представленного в сборнике статьей “О длине сочиненного ряда (на материалах лирики А.Т. Твардовского)”.

Совсем иначе воспринимается выстроенная на границе языка и литературы работа В. Никонова. Автор справедливо обращает внимание на динамику стиля А.Т. (от длиннот к краткости), выделяет полифоничность поэмы “Дом у дороги” в нескольких тональностях: торжественной, разговорной и народно-поэтической. Излишне переструктурированная статья, тем не менее, убеждает в необходимости своего присутствия в сборнике.

Среди учебно-методических работ отметим статью псковского исследователя Н. Силкина (“Проблемы изучения поэзии А.Т. Твардовского в современной школе (начальный курс)”. Здесь собраны любопытные историко-литературные факты (например, сообщение о том, что поэзия А.Т. уже с 30-х годов вошла в учебники для чтения), обоснована собственная концепция изучения русской литературы ХХ века в школе, предложены конкретные стихотворения А.Т. для школьной программы.

Разнообразие литературного контекста способно завлечь читателей с разными литературными пристрастиями. Так В. Ильин пишет о смоленской поэтической школе и о поэтической связи А.Т. и дореволюционного крестьянского поэта Спиридона Дрожжина. Прослеживаются параллели произведений А.Т. с творчеством Пушкина (С. Страшнов. “Особенности реалистической лирики: пушкинские традиции в опыте А. Твардовского 50–60-х гг.” и др.), А. Ахматовой (А. Кедровский), А. Платонова (Т. Снигирева); рассматриваются поэтические связи поэта с представителями разных поколений литературы народов СССР: Мусой Джалилем (П. Бороздина), Аркадием Кулешовым (А. Ярошук) и Владимиром Пидпалым (М. Домчук); Т. Скоробогач характеризует методы Твардовского-переводчика на примерах его работы со стихотворениями и поэмами Тараса Шевченко; Н. Копылова сравнивает стихи о войне А.Т., Арс. Тарковского, Д. Андреева и др.

Доктор Маргарет Томпсон (США) не просто обозначает “иностранное присутствие” в сборнике. Опираясь в своей статье как на собственный опыт, так и на работы наших ученых (Р. Романовой, Т. Скоробогач и Ф. Узунколева), она рассматривает как переводы, выполненные с украинского и белорусского, так и переводы произведений А.Т. на европейские языки. По мнению Маргарет Томпсон, лирика Твардовского “окажется более долговечной, как только обретет “своего Маршака”, способного передать его поэзию на английском и других языках.

Отрадно, что О. Алейников (“Из редакторского опыта А.Т. Твардовского (две цензурные истории)” и В. Свительский (“Новый мир” А.Т. Твардовского и отечественная наука о литературе”) обратились к деятельности А.Т. в “Новом мире”. Давно понятно, что эта широкая и многогранная тема, вне всякого сомнения, нуждается в серьезной разработке; тем не менее, обращаются к ней в вузах совсем нечасто.

Увлекательно написано исследование А. Слинько “Миф о В.И. Ленине в творчестве Твардовского”. Статья немного перенасыщена всевозможными отступлениями от темы, свои мысли автор обильно перемежает цитатами из Н. Бердяева, П. Чаадаева, А. Солженицына и А. Сахарова, но основную мысль ученый высказал: многие идеи Ленина оказались привлекательными для А.Т. совсем не случайно. Среди них А. Слинько выделяет прежде всего неприятие бюрократизма и сочувствие к людям труда.

Стоит заметить, что цитирование в сборниках иногда носит неожиданный характер. Если от высказывания Бунина о “Василии Теркине”, понятно, никуда не уйти, потому оно цитируется или просто упоминается неоднократно, то частые ссылки на Василия Розанова удивляют: в 70-е такого и в снах не привиделось бы.

Вообще, при всей научной аргументированности и точности, отдельные статьи сборников зачастую захватывают, как остросюжетный роман. Нестандартность мышления отличает Т. Никонову, которая, анализируя женские образы в художественном мире А.Т., выходит, и абсолютно органично, на более широкую проблему: женщина в этике и эстетике советского времени. Оригинальна работа О. Разводовой, в которой автор остро полемизирует с критиком П. Басинским (в свое время защитившим интереснейшую кандидатскую работу о М. Горьком и Ницше) о концепции “нового реализма”. Статья не лишена некоторых “перехлестов”: так, в полемическом запале автор сравнивает позицию писателя Б. Хазанова, неосторожно намекнувшего на материальное благополучие А.Т., с позицией голодного обывателя.

Помимо научных статей сборники содержат воспоминания об А.Т. Среди них выделяются собранные А. Свиридовым рассказы о пребывании Твардовского на воронежской земле. Они покоряют своей простотой и искренностью, подкупают детской алогичностью сюжета. “Особо хочется остановиться на встрече в университете”, — вспоминает редактор семилукской районной газеты Н. Токарев. Посыл столь значителен, что читатель готовится к чему-то уж очень необычному и интересному, тем более что воспроизведенные ранее живые диалоги А.Т. с избирателями (“Я не знаю, кто здесь старший. Может, Вы, мамаша, может, Вы, папаша”) увлекательны и без предуведомления. Однако читателя ждет разочарование: “Актовый зал переполнен. Редактор П. Латышев представляет А.Т. Твардовского. После короткого сообщения о поездке по округу, ответов на несколько вопросов, по просьбе, естественно, началось чтение стихов”. Тема исчерпана. Вместе с тем, воспоминания, безусловно, содержат примечательные факты для биографов А.Т.: ночные посиделки с песнями и рассказами о писателях, не предусмотренное регламентом чтение стихов и т.п. — вроде бы, все — только штрихи к портрету писателя, но они предлагают посмотреть на Твардовского под иным углом зрения. Быть может, целесообразно издать еще один том в дополнение к имеющимся воспоминаниям о Твардовском?

Выбивается из общего ряда работа Э. Ефремова “Голгофа без Христа? (Из истории семьи Твардовских)” — эссе-размышление, в котором путь Александра и Ивана Трифоновичей рассматривается сквозь призму жития праведников. Главным героем эссе читается Иван Трифонович. “В принципе, они равновелики — православные братья-мастера. Только излом и трагедия одного у всего мира на виду. Мы, грешные, в еще большем отрыве от тех живительных истоков, от которых уводила пьянящая дух революция…”, — так неожиданно завершает автор свое повествование.

Нужны ли эти сборники читателю? На этот вопрос отвечает научный редактор воронежского сборника В. Акаткин. Нужны, дабы развеять новоиспеченный миф о советской литературе как о “врио-культуре”, созданной “новыми “неистовыми ревнителями”*.

Нет, все-таки напрасно мы подчас настороженно относимся ко всякого рода памятным датам. Есть, есть от них прок. Впрочем, помнят о Твардовском и без юбилеев: “Знамя” продолжает публиковать “Рабочие тетради” писателя, Смоленск готовит большой проект — энциклопедию “Александр Трифонович Твардовский” (главный редактор — Г. Меркин)**; убежден, что появятся очередные интересные работы и в воронежском литературоведческом цехе В. Акаткина.

Дмитрий Дмитриев

* В.И. Акаткин отсылает читателя к книге С.И. Шешукова о РАППе «Неистовые ревнители: Из истории литературной борьбы 20-х годов».

** Выпуск энциклопедии запланирован на 2005 год.



Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru