Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 6, 2019

№ 5, 2019

№ 4, 2019
№ 3, 2019

№ 2, 2019

№ 1, 2019
№ 12, 2018

№ 11, 2018

№ 10, 2018
№ 9, 2018

№ 8, 2018

№ 7, 2018

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Юлия Рахаева

Непересечение множеств




Непересечение множеств

Женя Унгард. Птицы. Светопредставление в 2-х частях. Московский Государственный театр Эстрады. Режиссер-постановщик — Борис Мильграм. Художник-постановщик — Юрий Устинов. Художник по костюмам — Виктория Севрюкова. Художник по свету — Дамир Исмагилов. Композитор и музыкальный руководитель — Андрей Семенов. Балетмейстеры — Гия Бердзинишвили, Алиса Хазанова.

Среди создателей спектакля нет еще одного имени. А между тем, думается, в нем-то все и дело. Это художественный руководитель театра Эстрады, лауреат Государственной премии России, народный артист России Геннадий Хазанов. Во-первых, он сыграл в спектакле одну из трех главных ролей. А во-вторых, если бы не во-первых, то вряд ли эта во многих отношениях странная пьеса имела шансы появиться на подмостках театра Эстрады.

Что бы ни делал Геннадий Хазанов последние годы, да что там годы, десятилетия, для большинства благодарных слушателей он так и остался неудачливым Геной из кулинарного техникума. Совершенно понятно, что подобное положение вещей не могло устроить взрослого, умудренного, убеленного и обласканного Геннадия Викторовича. Задача развлекать народ стала казаться ничтожной, да и народ стал не тот: тому, прежнему, фигу в кармане покажешь — он и рад, а этого, нынешнего, ничем не проймешь.

Нельзя сказать, что это первая попытка Геннадия Хазанова попробовать себя в ином жанре. Память услужливо подбрасывает небольшую роль в “Игроках”, представленных антрепризой Сергея Юрского лет десять назад на сцене МХАТа имени Чехова, попытки поиграть в кино (самая известная — Марат в фильме “Маленький гигант большого секса”), выход к гостям на балу у князя Орловского в “Летучей мыши” театра “Геликон-опера”… Но роль Тонкого в “Птицах” — принципиально другое дело. Это попытка сыграть со зрителем всерьез, поговорить с ним почти высоким штилем не о пустяках: о Боге, о том, кто мы, собственно, есть, зачем и откуда и так далее, и тому подобное. Те, кому спектакль понравился (а есть и такие), говоря о нем, обязательно употребят слово “философия”. Значит, они все поняли правильно. То есть так, как было задумано авторами спектакля. (Другие зрители минут через пятнадцать после начала уходят. Сначала робко, поодиночке, затем парами и компаниями. “А что, во второй части будет то же самое?” — робко спросил билетершу карикатурный новый русский в антракте — и услышал в ответ недоброе: “Не знаю, я спектакли не смотрю”. Возможно, он остался, чтобы вскоре после начала второй части влиться в теперь уже бурный поток уходящих.)

Роль второго главного персонажа пьесы играет Вячеслав Войнаровский. Оперный певец, не поющий главных партий, но известный, пожалуй, поболее иных солистов. Опереточный комик, сравнимый с Владимиром Канделаки и Георгием Яроном. Участник множества телевизионных и прочих капустников. Очень обширный по жизни, он играет Толстого, беззастенчиво эксплуатируя свои внешние данные. Как ни странно, получается не пошло, местами даже трогательно. Вот он такой, какой есть, и ему трудно понять, за что его не любят.

Третий главный персонаж — Ваха в исполнении одного из столпов грузинской драматической сцены Кахи Кавсадзе. “Сильный и глупый”, — определяет его Тонкий, самого себя считая, естественно, хотя и слабым, но умным, и не без оснований: Ваха держит кинжал у самого горла Тонкого, но убивает Тонкий Ваху. Те, кому жалко благородного грузина, могут сильно не расстраиваться: он будет жить всю вторую часть, больше того, их станет шестеро (Ваха 1, Ваха 2 и так далее). Смысл этого размножения темен. Приятно одно: даже рассказывая весьма сомнительную историю про то, как один джигит у.. до смерти одну девушку, грузин останется грузином — вместо сальности в его рассказе будет сплошное простодушие.

Еще в спектакле есть ангел. Он приходит к героям и говорит им, что до отца небесного — ну, буквально один шаг. Поэтому, типа, будьте счастливы! Но они, привередливые, хотят знать день, час, а по возможности, и минуту. Счастья не случается — печальный ангел уходит.

Зачем-то в спектакле принимает участие еще целая куча народу. Время от времени на заднем плане появляются какие-то экзотические фигуры египетского, китайского и прочего (не разгадала) происхождения. Не считая пародии на “Лебединое озеро” (так вот зачем здесь композитор и музыкальный руководитель Андрей Семенов, один из авторов постановки знаменитой одноименной оперы в театре “Тень-опера”!). Все это блестит, переливается и танцует. Но к чему, почему? Дай ответ! Не дает ответа.

Да! А почему, собственно, “Птицы”? Персонажи все время говорят о Том, Который Запускает Птиц. Ну как же избежать соблазна подкрепить высокое низким, но зато ужасно красивым лазерным шоу! И лазерные птицы летают, и лучики в глаза очень больно светят (вспоминаются книжки про ночные допросы, когда фонариком — да по глазам), и начинаешь наконец понимать, почему самые дешевые билеты стоят 120 рублей.

Возможно, я была несколько сумбурна и непоследовательна. Но ведь точно таков предмет моих заметок. Господин директор театра Эстрады со товарищи захотели оторваться от зрителей, пришедших просто развлечься, — мечтали увлечь их за собой, к высотам абсурдистской драматургии и философского театра. Но то ли бежали слишком быстро, то ли направление выбрали неверное, — со многими из них в итоге они просто разминулись.

Юлия Рахаева





Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru