Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
№ 8, 2020

№ 7, 2020

№ 6, 2020
№ 5, 2020

№ 4, 2020

№ 3, 2020
№ 2, 2020

№  1, 2020

№ 12, 2019
№ 11, 2019

№ 10, 2019

№ 9, 2019

литературно-художественный и общественно-политический журнал
 


Александр Тектус

Илья Стогов. Камикадзе




Первая ласточка

Илья Стогов. Камикадзе. Роман. СПб.: Азбука (“Русский талант”), 1999.

Правительство так долго и старательно запугивало всех политическим экстремизмом, что экстремизм стал модой. Роман “Камикадзе” — первая ласточка этой моды и вернейший ее показатель: если издается и, как говорят, взахлеб читается бульварный роман о революционерах-террористах в современной России, значит, правительство своего добилось.

Издательство рекламирует книгу так: “Первая в России книга о “новом русском терроризме”... Очень скоро их лица заполонят первые полосы центральных газет. Их именами будут пугать детей и продажных чиновников. Рано или поздно они погибнут, но оставят после себя сотни сожженных “мерседесов”, десятки взорванных банков, памятников и офисов, тысячи трупов... Они — члены “красных бригад”, новые террористы, русские камикадзе”. В реальности никаких “красных бригад” в России, естественно, нет, как нет и никакого “Ильи Стогова”, хотя на Стогова дана “биографическая справка”: “Родился в 1970 в Ленинграде, свыше 10 лет работает журналистом, сотрудничает со всеми (именно так и написано: со всеми!) крупнейшими отечественными газетами и журналами, “сюжеты его книг основаны на подлинных материалах журналистских расследований” (ха-ха!). Автор романов “Череп императора” и “Кровавая Мэри” по-ирландски”. К сему приложена фотография некоего человека в широкополой шляпе, который раскуривает сигару, тщательно пряча лицо. Такой вот новый “Белый орел”, с 17-летнего возраста пишущий во все крупнейшие издания. Ха-ха-ха.

Роман под стать автору. Главный герой — молодой писатель Даниил, автор книги о левом терроризме на Западе. Отрывки из “книги” Даниила приводятся — и оказываются на самом деле пересказом мерзеньких советских книжонок “профессиональных левоедов” Эфирова и Витюка, перемешанным с телегами известного питерского левака, экс-анархо-коммуниста, экс-троцкиста, экс-лимоновца, а ныне — коммуниста-интернационалиста и профессионального журналиста Дмитрия Жвания. В результате “писатель Даниил” валит в одну кучу реальные факты о “Бригате Россе”, РАФ и городской герилье вообще — и самые фантастические (хотя часто и красивые) домыслы о них.

Главного героя Даниила ФСБ внедряет в Боевую группу левацкой организации “Прямое действие”. Организации такой, конечно, в природе нет — есть анархо-синдикалистская газета с таким названием, страшно скучная и убогая. Но у Стогова такая путаница присутствует постоянно. “Прямому действию” приписываются взрывы памятников (акции РВС и А. Соколова); пропагандистские оранжевые акции, проводившиеся в действительности когда-то анархо-синдикалистами и анархо-коммунистами; тексты и лозунги, действительно публиковавшиеся в “Лимонке”, “Бумбараше-2017” и “Черной звезде”. Собирается “Прямое действие” в “бункере” (как реальная Партия диктатуры пролетариата в Самаре), который при ближайшем рассмотрении оказывается подвалом (как у Лимонова).

В романе у Стогова много таких несуразностей: вместо “freelance” он пишет “free-lend”, роман Гибсона “Нейромансер” именует, естественно, “Нейромантом” (чувствуете разницу?) и т.д., и т.д.

Умиляет описание жизни и деятельности Боевой группы. Занятия у боевиков-подпольщиков такие: ограбления банков и обменных пунктов (со стрельбой и трупами), оральный секс и пьянка. Пьют везде — начиная от самых страшных и загаженных забегаловок и кончая самыми шикарными ночными клубами. Подозреваю, что у многих читателей возникнет желание пожить такой жизнью.

Кульминация — это, конечно, захват в заложники премьер-министра Японии на смотровой балюстраде Исаакиевского собора. Тут, правда, выясняется, что все это — провокация ФСБ, и сам руководитель Боевой группы бесстрашный Густав — агент ФСБ. ФСБ заинтересована в щедром финансировании, поэтому сама создает террористические группы и сама же с ними борется. Это у Стогова внезапно в романе возникает “правда жизни” — судя по публикациям в прессе, РВС действительно возник на свет в результате полицейской провокации, и эфэсбешники сами снабжали эрвеэсовцев взрывчаткой, сами закладывали пластит в церетелевского уродца, сами его оттуда вынимали.

Интересно в романе даже не это совпадение с реальностю. Интересно, что у Стогова не только мир левацкого подполья — это мир ублюдков, но и “внешний”, официальный мир — мир банкиров, высокооплачиваемых журналистов, эфэсбешников — мир таких же подонков. И главный герой, единственный оставшийся в живых из боевой группы, отсидев символический срок, вместо того, чтобы почивать на лаврах и сотрудничать с ФСБ дальше, захватывает базу ВВС, залезает в многоцелевой истребитель и — летит обстреливать ракетами Кремль. Это — тема для социального психолога. Законы жанра препятствуют, оказывается, хэппи-энду и победе “хороших парней” из правоохранительных органов над “плохими террористами”: наш читатель бульварных романов, потребитель пульп-массы не верит в “хороших эфэсбэшников” и не сочувствует сегодняшним властям. Террорист-самоубийца — положительный герой бульварного романа. Не слабо, однако.

Александр Тектус

 





Пользовательское соглашение  |   Политика конфиденциальности персональных данных

Условия покупки электронных версий журнала
info@znamlit.ru